akula_dolly (akula_dolly) wrote,
akula_dolly
akula_dolly

Еще одно стихотворение А. К. Дойля

Герой этого стихотворения – историческое лицо, William Abednego Thompson по прозвищу Bendigo (1811 – 1880), боксер и проповедник. В его честь назван город  Бендиго  в Австралии. 
("Бендиго" произносится с ударением на первом слоге)



Сэр Артур Конан Дойль


Бендиго-проповедник

Как! До сих пор о Бендиго ты не слыхал? Позор!
Чему вас учат в школе? Болтают всякий вздор,
И забивают головы детишкам чепухой!
Как можно Бендиго не знать! Он был боксер лихой.

Для нас-то был он Бенди. Эх, прошлого мне жаль!
Упруг был, как пружина, и крепок, словно сталь.
Пять футов девять дюймов, отличный средневес,
Всегда готов подраться был, кто бы ни полез.

Рассказывать о Бендиго могу я до утра.
Приятно вспомнить – то была счастливая пора:
Как сделал Бена Гонта он, как уложил Сыча…
Поди-ка нынче поищи такого силача.

Но обратился к вере он   – мол, Глас к нему воззвал.
Стал проповедовать вовсю – народ ломился в зал.
Кто распознал бы в облике духовного лица
Былую  гордость Ноттингема, Бенди-удальца!

В цилиндре, в черном сюртуке – такой сурьезный он!
Сурово обличает грех наш бывший чемпион.
Дружкам смешно:  на ринге нет соперников ему –
Так дьяволу решил послать он вызов самому!

Молва о нем летела, красноречьем он блистал,
Но вдруг в разгар успеха испытанья час настал –
Ведь сатана не дремлет, его он подстерег,
Как врезал апперкотом,  так  и сшиб беднягу с ног.

Случилось это дело, нежданное совсем,
Когда со словом Божьим он явился в Бирмингем.
Был полон, как обычно, зал, да только неспроста
Уселись шесть молодчиков на лучшие места.

Один был Платт из Брэдфорда,  другой был Джекки Болл,
И Длинный Коннор, что вничью  две схватки с Карром свел.
Джо Мэрфи с ними, Солли Джонс, а рядом, у дверей
Сам знаменитый Айки Мосс, тяжеловес-еврей.

Не зря шестерка эта уселась в первый ряд:
Все накачались пивом, все с вызовом глядят.
Боксеры не последние, и каждый нагл и смел –
На Бендиго любой из них давненько зуб имел.

Вот зал затих – они же, чтоб оратора задеть,
Давай его подначивать, смеяться и галдеть,
«Как выручка, мол, Бенди?» да «Стал Бенди слабаком!
Кулак ослаб, видать,  теперь он мелет языком».

А Бендиго как мог крепился из последних сил.
Возвел горе он очи и в печали возопил:
«О Господи, свяжи меня, держи меня сильней!
Сколь слабость велика моя – боюсь, не справлюсь с ней!»

А те не унимались, в зале шум стоял и гам.
Уж не до проповеди тут, один сплошной бедлам.
Народ кричит: «Позор какой! Что ж делать нам теперь?
Позвольте, преподобный, мы их выкинем за дверь!»

Взмолился  Бенди: «Господи!  Ты душу зришь мою.
Я Твой навек, отринул грех, на этом я стою.
Но… – и он Библию свою кладет на полку тут, –
Ты отлучиться мне позволь… всего на пять  минут».

И прыгнул Бенди, словно тигр на стадо антилоп,
Кого он хуком доставал – тот рушился, как  сноп.
Удар туда, удар сюда – еще один упал…
Да, зал молитвенный вовек такого не видал.

Платт прислонился к стеночке – причем вниз головой,
А Солли приземлился в углу, едва живой.
Искал под лавкой Коннор сокровище своё –
Как провалилась челюсть, а куда же без неё?

А Джеки Белл, бедняжка, устал совсем, видать,
И примостился под столом немножечко поспать,
Джо Мэрфи рядом с другом улечься поспешил –
Он тоже, видно, отдохнуть с полчасика решил.

Так пятеро воителей в тот день слетели с ног.
Лишь Айки Мосс, тяжеловес, удрать от Бенди смог.
Зато уж эти к вере обратились не шутя,
И каждый слушал проповедь прилежно, как дитя.

Навел порядок Бенди всего минут за пять,
За кафедру вернулся,  заговорил опять.
«Господне слово, – молвил он, – я вам несу, друзья,
А Господа перебивать – нехорошо, нельзя!»

Чему ж вас учат в школе, понять я не могу?
Про всякий вздор толкуют, а о главном ни гу-гу!
Все дети знать должны о том, как нас прославил  он,
Краса и гордость Ноттингема,  Бенди-чемпион.


Bendigo’s Sermon

You didn't know of Bendigo? Well that knocks me out!
Who's your Board-School teacher? What's he been about?
Chock-a-block with fairy tales - full of useless cram,
And never heard of Bendigo, the pride of Nottingham!


Bendy's short for Bendigo - you should see him peel!
Half of him was whalebone, half of him was steel;
Fightin' weight eleven-ten, five-foot-nine in height,
Always ready to oblige, if you want a fight.


I could talk of Bendigo from here to Kingdom Come,
I guess before I ended you would wish your dad was dumb;
I'd tell you how he fought Ben Gaunt and how the Deaf 'Un fell,
But the game is done - the men are gone, and maybe it's as well.


Bendy he turned Methodist - he said he felt a call.
He stumped the country preachin' and you bet he filled the hall;
If you'd seen him in the pulpit, a-bleatin' like a lamb,
You'd never know Bold Bendigo, the pride of Nottingham.


His hat was like a funeral, he'd got a waiter's coat,
With a hallelujah collar and a choker round his throat;
His pals would laugh and say in chaff that Bendigo was right
In takin' on the devil, since he'd no one else to fight.


But he was very earnest, improvin' day by day,
A-workin' and a preachin', just as his duty lay:
But the devil he was waitin', and in the final bout,
He hit him hard below his guard and knocked poor Bendy out.


Now I'll tell you how it happened, he was preachin' down at Brum:
He was billed just like a circus, you should see the people come;
The chapel it was crowded, and in the foremost row
There was half-a-dozen bruisers who'd a grudge gainst Bendigo.


There was Tommy Platt of Bradford, Solly Jones of Perry Barr,
Long Connor of the Bull Ring, the same what drew with Carr;
Jack Ball the Fightin' Gunsmith, Joe Murphy from the Mews,
And Ikey Moss, the Bettin' Boss, the Champion of the Jews.


A very pretty handful, a-sittin' in a string,
Full of beer and impudence - ripe for anything;
Sitting in a string there, right under Bendy's nose,
If his message was for sinners he could make a start on those!


Soon he heard them chaffin' - "Hi, Bendy, here's a go!"
"How much are ya coppin' by this Jump-to-Glory show?"
"Stow it, Bendy - left the ring? Mighty spry of you:
Didn't everybody know the ring was leavin' you?"


Bendy fairly sweated as he stood above and prayed,
'Look down, O Lord, and grip me with a strangle-hold,' he said;
'Fix me with a strangle-hold, put a stop on me' -
'I'm slippin', Lord, I'M slippin' but Im clingin' hard to Thee!'


But the roughs they kept on chaffin' and the uproar it was such
That the preacher in the pulpit might be talkin' Double-Dutch:
Till a working-man he shouted out, a jumpin' on his feet,
"Give us a lead, your reverence, and we'll heave 'em in the street"


Then Bendy said, "Good Lord, since first I left my sinful ways,
"Thou knowest that to Thee only I've given up my days;
"But now, dear Lord - (and here he laid his Bible on the shelf)
"I'll take, with your permission, just 5 minutes for myself."


He vaulted from the pulpit like a tiger from a den,
They say it was a lovely sight to see him floor his men;
Right and left, and left and right, straight an' true an hard
Till the Ebanezer Chapel looked more like a knacker's yard.


Platt was standin' on his head and looking at his toes;
Solly Jones of Perry Barr was feelin' for his nose;
Connor of the Bull Ring had all that he could do -
Rakin' for his ivories that lay about the pew.



Jack Bell the fightin' gunsmith was in a peaceful sleep,
Joe Murphy lay across him, all tied up in a heap;
Five of them were twisted in a tangle on the floor:
And Ikey Moss, the bettin' boss, had sprinted for the door.


Five repentant fightin' men, sittin in a row,
Listenin' to words of Grace from Mister Bendigo;
Listenin' to His Reverence - all as good as gold,
Pretty little baa-lambs, a-gathered to the fold.


So that's the way that Bendy ran his mission in the slum.
And preached the Holy Gospel to the fightin' men of Brum;
"The Lord," says he, "has given me the message from on high:
"And if you interrupt Him, I will know the reason why!"


But to think of all this schoolin' - clean wasted, thrown away,
Darned if I can make out what youre learnin' all the day;
Grubbin' up old fairy tales - fillin' up with cram,
And didn't know of Bendigo, the Pride of Nottingham!

Tags: Переводы, Поэты
Subscribe

  • По поводу сетевых политических схваток

    Случай послал нам хорошую модель подобных словопрений. А именно: недурной развлекательный сайт adme.ru на днях предложил читателям следующую…

  • (no subject)

    Триумф Нептуна туземцев тешит. И остаются все при своем. В восторге дядя затылок чешет. Апофеоз! Апофеоз! 1927

  • "Я говорю о потере памяти"

    Прочла тут " Письмо внуку" покойного Умберто Эко. Все конечно правильно великий человек пишет, нельзя с каждым словом не согласиться. Но как все же…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • По поводу сетевых политических схваток

    Случай послал нам хорошую модель подобных словопрений. А именно: недурной развлекательный сайт adme.ru на днях предложил читателям следующую…

  • (no subject)

    Триумф Нептуна туземцев тешит. И остаются все при своем. В восторге дядя затылок чешет. Апофеоз! Апофеоз! 1927

  • "Я говорю о потере памяти"

    Прочла тут " Письмо внуку" покойного Умберто Эко. Все конечно правильно великий человек пишет, нельзя с каждым словом не согласиться. Но как все же…