akula_dolly (akula_dolly) wrote,
akula_dolly
akula_dolly

Category:

Страна Оз non-stop

Тикток и Гномий король

 

В подземном дворце царило смятение: Гномий король не на шутку разгневался. Собственно говоря, гневаться было не на кого, никто перед ним не провинился, но ему от этого было не легче. За завтраком он ужасно больно прикусил себе язык. Язык болел до сих пор, и король кричал, рычал, размахивал кулаками и топал на всех ногами.

Вышло так, что Тикток, механический человек, как раз в этот неудачный день решил обратиться к Гномьему королю с просьбой. Тикток жил, как мы знаем, в Стране Оз и был одним из самых ее известных и уважаемых граждан. Он был целиком металлический, и внутри у него вращалось множество колесиков и шестеренок, как, например, в часовом механизме. Внутри Тиктока, если разобраться, имелось целых три самостоятельных механизма: один позволял ему двигаться, другой – говорить, и третий – думать.

Сложная конструкция Тиктока была далеко не совершенной. Его надо было заводить, причем каждый из трех механизмов заводился отдельно, своим ключом. Не раз случалось, что в самый неподходящий момент завод кончался и бедный Тикток становился беспомощным. Отдельные детали со временем изнашивались и выходили из строя, и тогда Тиктока надо было чинить. В данный момент в починке нуждался его мыслительный механизм. Маленький Волшебник Страны Оз, большой мудрец и искусник, сделал что мог, но полного успеха не добился. Он посоветовал Тиктоку сходить к Гномьему королю и попросить у него новый набор пружинок, с которым мысли механического человека стали бы упругими и растяжимыми.

– Да поаккуратнее разговаривай с королем,– предупредил Волшебник.– Он очень обидчивый и раздражительный и может выйти из себя, если ты скажешь что-нибудь не то.

Тикток пообещал разговаривать с королем очень вежливо и ничего лишнего не говорить. Волшебник завел его до отказа и отправил в дорогу. Чтобы попасть в гномьи владения, надо было миновать границу Страны Оз и пересечь пустыню.

Тикток шел без остановки, пока не добрался до подземного дворца. Тут у него кончился завод, но Калико, королевский дворецкий, заметил его из окна, подошел к нему и завел.

– Мне нужно вид-деть кор-роля,– сказал Тикток механическим голосом.

– Понимаешь,– ответил Калико,– у короля сегодня неважное настроение. Ты-то металлический, так что с тобой, может, ничего и не случится, если ты его увидишь, но я о тебе докладывать не буду. Потому что стоит мне сунуть голову в изукрашенную самоцветами пещеру, где в данную минуту изволит гневаться наш король, как он из меня сделает картофельное пюре, и я ни на что не буду годен.

– Я не боюсь,– сказал Тикток.

– В таком случае заходи и будь как дома,– пригласил Калико и распахнул дверь в королевскую пещеру.

Тикток вошел и сказал удивленному королю:

– Доброе утро, ваше вел-личество. Мне нужны две новые стальные пружинки для мыслительного механизма и шестеренка для голосового аппарата. Дайте пожал-луйста.

Король грозно зарычал, и его глаза загорелись красным огнем.

– Как ты смеешь являться пред мои очи! – крикнул он.

– А вот и смею, – ответил Тикток. – Стану я бояться какого-то толстого гнома!

Это, конечно, был не слишком разумный ответ. Если бы мыслительный механизм был у Тиктока в порядке, он не стал бы так разговаривать с королем.

Разъяренный король запустил в Тиктока тяжелым скипетром и попал ему в грудь. Скипетр сломал болты, на которых держалась грудная пластина, она отлетела, и по полу раскатились сотни колесиков, пружинок и шестеренок.

Там, где только что стоял Тикток, теперь бесформенной грудой валялись металлические детали. Король, удивленный меткостью своего удара, в изумлении смотрел на них. Его гнев сразу остыл. Он вспомнил, что Тикток – любимец могущественной принцессы Озмы, правительницы страны Оз, которой наверняка не понравится, как он обошелся с ее подданным.

– Вот беда-то! – проговорил он.– Что же я наделал! Я не знал, что этот металлический парень такой хрупкий.

– А надо было знать! – заметил Калико, который теперь осмелился войти в пещеру.– Вот прослышит про это Озма да пойдет на нас войной! Как бы вашему величеству трона не лишиться!

Король побледнел. Ему очень нравилось управлять Гномьим королевством, и к тому же он боялся, что не сумеет заработать себе на жизнь, если лишится трона.

– А ты думаешь, Озма рассердится? – тревожно спросил он.

– Еще бы не рассердиться! – ответил Калико.– Вы же превратили ее любимца в кучу металлолома!

Король застонал.

– Вымети отсюда этот железный мусор да выбрось в черный провал,– приказал он, после чего заперся в своей личной пещере и не показывался несколько дней. Ему было стыдно за свою несдержанность, а кроме того, он очень боялся последствий необдуманного поступка.

Калико подобрал обломки, но выбрасывать их не стал. Он был искусным механиком и решил заново собрать Тиктока. Нелегкая это была работа и возиться пришлось долго, но в конце концов он справился. Все неисправные и изношенные детали он заменял новыми.

Через две недели упорной работы все было готово. Калико приладил последние пружинки, привинтил пластины и завел Тиктока. Механический человек встал и прошелся по комнате как ни в чем не бывало.

– Ну как ты себя чувствуешь? – спросил Калико.

– Отлично,– ответил Тикток.– Ты хор-рошо меня починил, Калико. Я теперь как новенький. Спасибо.

– На здоровье, – ответил дворецкий.

Тут король зазвонил в колокольчик, и Калико бросился к нему. Он прошел пещеру, изукрашенную самоцветами, и вбежал в личные покои короля, оставив все двери нараспашку.

– Калико! – сказал король дрожащим голосом.– За эти две недели я все обдумал и очень раскаиваюсь в своем поступке. Озма, конечно, захочет отомстить и пойдет на нас войной, но тут уж ничего не поделаешь, поделом мне. И только одно меня утешает – Тикток ведь все-таки был не живой человек, а механический, так что я всего лишь сломал машину. Я поначалу ночей не спал от беспокойства, а теперь мне кажется, что сломать машину – все равно что куклу разломать. Как ты думаешь?

– Я ничего не смею думать в присутствии вашего величества,– ответил дворецкий.

– Тогда принеси мне поесть,– приказал король,– потому что я умираю от голода. Двух жареных коз, корзины пирожных и девяти пирожков с изюмом мне, пожалуй, до обеда хватит.

Калико поклонился и поспешил на королевскую кухню, забыв про Тиктока. А механический человек в это время прохаживался по пещере. Внезапно Гномий король поднял голову и увидел его перед собой. Король вытаращил глаза и задрожал всем телом.

– Прочь, мрачный призрак! – воскликнул он.– Тебя здесь нет, ты всего лишь куча железок на дне черного провала. Исчезни, гробовое видение погибшего Тиктока, и дай мне покой, потому что я раскаялся.

– Проси прощенья,– сказал Тикток хриплым и мрачным голосом, потому что Калико забыл смазать его речевой механизм.

Когда король услышал, что привидение еще и разговаривает, его истерзанные нервы не выдержали. Он отчаянно завопил и бросился к выходу. Тикток шагнул за ним. Король ринулся в коридор и налетел на Калико, который шел из кухни с подносом, уставленным едой. Все тарелки с грохотом полетели на пол, отчего король перепугался еще сильнее, и с воплем влетел в большую пещеру, где много сотен гномов занимались кузнечными работами.

– Берегитесь! Привидение! Механический призрак! – истошно вопил насмерть перепуганный монарх. Гномы побросали инструменты и в ужасе побежали прочь. Они сшибли с ног несчастного короля и чуть его не затоптали.

Когда Тикток вошел в большую пещеру, он увидел распростертого на жестком полу короля, который громко кричал и умолял пощадить его. Глаза бедный король плотно зажмурил, чтобы не видеть ужасного призрака.

– Перестаньте, ваше вел-личество,– спокойно сказал Тикток,– что вы, как маленький. Я не привидение. Я настоящий, меня можно потрогать.

Король сел на полу и открыл глаза.

– Я запустил в тебя скипетром? – спросил он.

– Запустили,– ответил Тикток.

– И ты рассыпался на мелкие детали, которые я велел выбросить в черный провал. Значит, ты призрак.

– Нет,– возразил Тикток.– Калико меня не выбросил, а заново собрал и починил. Так что я теперь как новенький.

– Это чистая правда, ваше величество,– подтвердил подоспевший в пещеру Калико.– Надеюсь, ваше величество меня простит за то, что я починил Тиктока. Дело было трудное, все равно что воды в решете натаскать, но я справился.

– Ты прощен! – объявил король, вставая на ноги и переводя дыхание. – Я тебе даже жалованье повышу. Отныне ты будешь получать на целый рубин в год больше. А с Тиктоком я передам в Изумрудный город множество драгоценностей в подарок Озме.

– Это все очень хорошо,– сказал Тикток,– но я все-таки хотел бы знать, почему вы бросили в меня скипетр.

– Почему, почему! – проворчал король.– Потому что я злился, вот почему! А когда я злюсь, я всегда вытворяю что-нибудь такое, о чем потом жалею. И я решил никогда больше не злиться, если только...

– Если только что, ваше величество? – поинтересовался Калико.

– Если только кто-нибудь меня не разозлит,– ответил король и направился в сокровищницу выбирать подарки для принцессы Озмы.

Tags: Страна Оз
Subscribe

  • (no subject)

    Для любителей филологии нетрудная загадка, для себя же самой (и для всех желающих, понятно) загадка потруднее. Тут мне по незначительному поводу…

  • Русско-польские отношения

    Наши пристрастия - вещь прихотливая. Вот польский язык мне всегда нравился и притягивал к себе, а очень на него похожий чешский почему-то интереса…

  • Продолжая затронутую тему - еще один пример языкового бесчувствия

    Вот, кстати, пример того, что меня очень раздражает. Попадаются на глаза разные (в основном сетевые) заметочки г-д журналистов о личной жизни…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • (no subject)

    Для любителей филологии нетрудная загадка, для себя же самой (и для всех желающих, понятно) загадка потруднее. Тут мне по незначительному поводу…

  • Русско-польские отношения

    Наши пристрастия - вещь прихотливая. Вот польский язык мне всегда нравился и притягивал к себе, а очень на него похожий чешский почему-то интереса…

  • Продолжая затронутую тему - еще один пример языкового бесчувствия

    Вот, кстати, пример того, что меня очень раздражает. Попадаются на глаза разные (в основном сетевые) заметочки г-д журналистов о личной жизни…