akula_dolly (akula_dolly) wrote,
akula_dolly
akula_dolly

Categories:

24 апреля

В этот день (14 апр. по ст. стилю - разница в том веке составляла 10 дней), триста двадцать пять лет назад был казнен - сожжён в срубе - один человек.


Таже с Нерчи реки паки назад возвратилися к Русе. Пять недель по льду голому ехали на нартах. Мне под робят и под рухлишко дал две клячки, а сам и протопопица брели пеши, убивающеся о лед. Страна варварская, иноземцы немирные; отстать от лошадей не смеем, а за лошедьми итти не поспеем, голодные и томные люди. Протопопица бедная бредет-бредет, да и повалится, - кользко гораздо! В ыную пору, бредучи, повалилась, а иной томной же человек на нее набрел, тут же и повалился; оба кричат, а встать не могут. Мужик кричит: "матушка-государыня, прости!" А протопопица кричит: "что ты, батько, меня задавил?" Я пришел, - на меня, бедная, пеняет, говоря: "долго ли муки сея, протопоп, будет?" И я говорю: "Марковна, до самыя смерти!" Она же, вздохня, отвещала: "добро, Петровичь, ино еще побредем".

С. В. Петров.
Аввакум

А я ничто же есмь. Рекох и паки реку: аз есмь человек грешный, блудник и хищник, тать и убийца, друг мытарям и грешникам и всякому человеку лицемер окаянный.
Аввакум, «Житие».

Аз есмь – помилуй, Господи, – ничто.
То пусто место, где гулять пущу свободу, –
гуляй, голубушка! А я – то решето,
которым носят животворну воду.
Авось – велико слово. Он – да Бог,
кому я верую, по ком ярится сердце.
И паки вам реку, аки рекох
с усердием смиренным лицемерца.
Я сам в себе, как пес приблудный, сдох
и есмь ничто, привольная пустыня,
стоячий час, забитый точно кол.
Ох, матушка-царица благостыня,
не стыдно ли тебе, что я по-райски гол?
Что я живу по образу Адамлю,
и вкривь гляжу, да и умишком храмлю,
и велемудрствую ногой?
И пред меня приходит грех нагой.
Ты, Сотворивый из меня ничто,
а из ничта звериную скотину,
когда вериги, точно долото,
долбят простор, и нету мне притину,
и каждый грех, как юный разгильдяй,
шатается с кровавой пуповиной.
Голубушка-головушка, гуляй,
поколе не пришла к попу с повинной.
Нет! Протопоп тебя не усечет
и не подаст себе на блюде,
и я, как дождь, иду невперечет
кровинками во бледном блуде.
И сторожем пустое я блюду,
как вечный чин, святой и осиянный,
и вашему, о людие, суду
я буду лицемерец окаянный.
И, стоя, как на камне, на пустом
и черствым осеняючись постом,
я завираюсь, как соромный сказ,
и умираю за единый аз.

1971
Tags: Поэты, Проза
Subscribe

  • (no subject)

    Для любителей филологии нетрудная загадка, для себя же самой (и для всех желающих, понятно) загадка потруднее. Тут мне по незначительному поводу…

  • Русско-польские отношения

    Наши пристрастия - вещь прихотливая. Вот польский язык мне всегда нравился и притягивал к себе, а очень на него похожий чешский почему-то интереса…

  • (no subject)

    Поступают время от времени от наших западных партнеров упреки - дескать, многие слова нашего великого языка произносить им трудно. Льюиса Кэррола вон…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments

  • (no subject)

    Для любителей филологии нетрудная загадка, для себя же самой (и для всех желающих, понятно) загадка потруднее. Тут мне по незначительному поводу…

  • Русско-польские отношения

    Наши пристрастия - вещь прихотливая. Вот польский язык мне всегда нравился и притягивал к себе, а очень на него похожий чешский почему-то интереса…

  • (no subject)

    Поступают время от времени от наших западных партнеров упреки - дескать, многие слова нашего великого языка произносить им трудно. Льюиса Кэррола вон…