akula_dolly (akula_dolly) wrote,
akula_dolly
akula_dolly

Categories:

Зло наказано, добродетель торжествует

   
                                                                                        * * *

Через сорок пять минут я уже переступал порог «Голубой морены». Был тот самый час, когда ночная жизнь в ресторане достигает своей высшей точки. А по веренице машин у входа я понял, что и на втором этаже игроков предостаточно.

Я спросил Вэна Кемпа и не очень удивился, когда мне ответили, что он у себя. Тогда я направился в коридор на первом этаже, постучал в дверь с табличкой «ПОСТОРОННИМ НЕ ВХОДИТЬ» и почти одновременно нажал на ручку.

Вэн Кемп восседал за письменным столом. В комнате дым стоял коромыслом, а пепельница была полна окурков. Вэн Кемп раздраженно засверкал на меня глазами:

— Что вам угодно?

— Я неплохо различаю голоса на слух. Говорил‑то ведь ты не с Фитцем. Ты беседовал по телефону со мной.

Его глаза медленно сузились.

— Кто такой Фитц?

— Банни, Бен Грейди и Фитц — это твои мальчики на побегушках, твой резерв, так сказать. В первый раз ты послал Банни, а он влип. У тебя остались Бен и Фитц. Ну, Бена вообще в городе нет. Значит, в твоем распоряжении только Фитц. Все очень просто, не правда ли? И представь, до всего я дошел своим умишком.

— Ты, парень, чушь несешь, — сказал он. Но все же любопытство брало верх. — Этот Фитц, о котором ты толкуешь... Он где сейчас?

Не знаю, удалась ли мне в этот момент попытка покраснеть, но я очень старался.

— Понятия не имею. Я ждал его неподалеку от дома, в котором он квартиру снимает, потом я вошел к нему в комнату; По‑моему, он ударился в бега. И чемоданчик с собой прихватил.

Физиономия Вэна Кемпа пошла пятнами, но он промолчал. Я многозначительно опустил руку в карман:

— Возможно, Фитца я прохлопал. Зато у меня есть ты.

Но он все еще держался молодцом:

— И какую же пользу для себя ты надеешься из всего этого извлечь?

— Полагаю, Майку Ниланду беседа с тобой могла бы доставить небольшое удовольствие. Понимаешь, о чем я?

Высказанная мною мысль ему явно пришлась не по душе. Не без труда он извлек очередную сигарету и серебряного портсигара, лежавшего перед ним на столе.

— Сколько тебе платит Ниланд? — обратился он ко мне.

— На пять тысяч я рассчитывать могу всегда.

И тут он, видно, решил отбросить условности:

— Я дам тебе десять.

Я покачал головой.

— С Ниландом такие шутки предпочитаю не шутить. У него слишком много друзей повсюду.

— Двадцать, — произнес Вэн Кемп.

— Да хоть сорок. Все равно — нет, — вздохнул я. — К кому же эти деньги не твои, а организации. Будь у тебя двадцать тысяч, ты бы не стал устраивать комедию с похищением сотрудников...

Я ждал, когда он назовет более конкретную сумму, и уже начал подумывать, не следует ли мне выдвинуть свои предложения. Лоб его покрылся легкой испариной.

— Послушай, я здесь всем заведую, так? — сказал он. — Каждую ночь мы делаем от двадцати до тридцати тысяч.

— Не твои это деньги, — напомнил я ему.

Но он продолжал терпеливо объяснять мне суть, будто перед ним стоял сопливый школьник:

— Да, но на какое‑то время они попадают мне в руки. Человек Майка, который объезжает рестораны и собирает выручку, появляется у нас не раньше шести утра.

Я решил немного подстегнуть его:

— И что же ты скажешь Майку, когда он хватится денет?

— Да ничего! — теряя терпение, выпалил тот. — К шести часам я уже покину штат и буду все еще в дороге.

Выдержав паузу, я наконец кивнул.

— Нужно сначала взглянуть на деньги.

Кое‑что уже лежало у Вэна Кемпа в сейфе. Затем он отправился в игровые комнаты на втором этаже и собрал там все, что только можно было, причем сделал это, не нарушая хода игры, совершенно бесшумно. Я следовая за ним по пятам. Не то чтобы мы шли рядом (кто‑нибудь мог запомнить нас вдвоем), но все же не достаточно близком расстоянии, чтобы он не мог прикарманить выручку и смыться через какой‑нибудь черный ход.

Вернувшись в его кабинет, мы подсчитали деньги: всего их оказалось около восемнадцати тысяч.

Пот с него лился ручьем, когда он запихивал пачки банкнот в портфель и протягивал его мне.

— А как насчет Гордона? — спросил я.

Упоминание имени Гордона заметно ударило его по нервам: момент был уж очень неподходящий.

— Да черт с ним, пусть подыхает!

Его слова несколько озадачили меня.

— Так где он сейчас?

— Я связал его и оставил в подвале моего загородного дома. Это там, за холмами.

Я взял портфель с деньгами под мышку. Я решил показать ему, что кое‑каких деталей не знаю: вреда от этого быть не должно.

— А я‑то думал, что Гордон и ты действовали заодно.

— Так оно и было по началу, — он бросил взгляд на наручные часы, мечтая только об одном: как бы побыстрее вырваться на волю. — Это он нашел Банни, Грейди и Фитца. Но после провала с Банни он начал настаивать на том, чтобы срочно все прекратить и забыть как можно скорее.

Теперь картина была мне ясна.

— А ты, конечно, не согласился. Значит, пальцы ты отрезал с рук Гордона?

Он кивнул. Больше его эта история не интересовала. Мысли его были заняты другим.

— Придется тебе от него избавиться, — сказал я. — И немедленно.

— Какого дьявола? Через пару дней он сам околеет без жратвы и питья.

— Может, и так. Ну, а если он выберется оттуда? С этого мерзавца еще станется пойти в полицию и обрисовать все так, будто его и вправду похитили. Недостающие пальцы послужат ему лучшим доказательством. И тогда тебе нужно будет не только от Ниланда скрываться, тогда тобой займется ФБР. Вряд ли тебе повезет... — Я дал ему несколько секунд, чтобы переварить услышанное. — Надо сделать эту последнюю мелочь, Вэн. А если тебе это претит, я готов выполнить все за тебя.

— Ладно, — согласился он, хотя и без особого энтузиазма. — Только давай быстрее.

* * *

Мы сели в его машину, и, хотя гнали на самом пределе, поездка, заняла у нас около часа. Наконец мы свернули на какую‑то заброшенную дорогу вроде тех, что ведут на лесозаготовки, и вскоре затормозили у дверей небольшого коттеджа. На часах было три.

Вэн Кемп вылез из машины с фонарем в руке, я последовал за ним. В тесном, неуютном помещении не было света и сильно пахло плесенью. Пройдя на кухню, Вэн Кемп стал шарить по полу, пока не нащупал скрытое линолеумом металлическое кольцо.

Рывком он поднял крышку, и луч от его фонаря прорезал затхлый воздух подвала. Собственно, это был и не подвал, а яма, вырытая в земляном полу. В одном углу, скорчившись в три погибели, лежал человек, руки его были связаны за спиной. Во рту у него торчал кляп, а конец веревки, которой были, стянуты лодыжки, еще и заканчивался петлей, накинутой на шею. С какой стороны ни взгляни, а свежего воздуха в таком положении ему явно не хватало. Сейчас Гордон уже не выглядел прежним красавчиком. В главах, его застыл неподдельный ужас.

— Кончай с ним! — скомандовал Вэн Кемп.

Я даже не стал спускаться по деревянной лестнице. Прозвучал выстрел. Гордон дернулся от толчке пули и медленно перевернулся лицом вниз. Я заметил, что не правой руке у него не было двух пальцев. Факт, говорящий мне о многом.

Ван Кемп уже собирался опустить крышку подвала.

— Я еще не закончил, — остановил его я.

Его глаза встретились, с моими. У него оставалось не больше секунды на то, чтобы осознать происходящее.

Пуля вошла точно в цель. Он покачнулся, и в этот момент я легонько, одними кончиками пальцев, толкнул его в грудь. Вэн Кемп, рухнул в яму, туда же покатился его фонарь, который я не успел подхватить. Я закрыл погреб, включил зажигалку и, освещая себе путь маленьким язычком пламени, вышел из дома.

* * *

Вернувшись на машине к «Голубой морене», пересел там в свой автомобиль и уже на нем приехал в город к пяти часам утра. Солнце едва поднялось над горизонтом.

Найдя кафе, работавшее всю ночь, я не спеша позавтракал. Затем отвез восемнадцать тысяч на автовокзал и запер в моем шкафчике вместе с остальными деньгами, после чего вернулся в свой номер в гостинице. Там я в полном одиночестве осушил несколько бокалов подряд в честь удачно проделанной работы.

В полседьмого я поехал в «Попугай». Игроков за столами уже не было, прислуга тоже разошлась по домам. Примерно через час должны были появиться уборщики.

Майк Ниланд все еще сидел в своем кабинете. Он был заметно утомлен: вокруг глаз его лежали черные теми.

— Где‑то произошла осечка, Дэнни. Гордона до сих пор не отпустили. Буквально пятнадцать минут назад сюда звонила его жена. Сказала, что если я сейчас же не позабочусь об освобождении Гордона, она сообщит в полицию.

Я закурил сигарету.

— Майк, мне удалось разгадать эту головоломку. Жаль, что понял я все слишком, поздно и ничем не могу помочь, но...

— О чем это ты?

— О похищении, — ответил я, — Дело в том, что никакого похищения не было в помине. У Гордона по‑прежнему десять пальцев на руках, а сам он сейчас далеко отсюда. — Ниланд нахмурился. — Эти пальцы, скорей всего, принадлежали какому‑нибудь несчастному бродяге, который стал жертвой Гордона. А всю историю придумал сам Гордон. — В эту секунду я вспомнил, как выглядела изуродованная рука Гордона. Задавая следующий свой вопрос, я заранее знал, что мне ответит Ниланд. — Вы получили со вчерашней почтой третий палец?

— Нет.

— Но вы должны были его получить!

— Почему? — недовольно пробормотал Майк. — Я ведь уже дал согласие заплатить им.

Я улыбнулся:

— Судя по маркам, Гордон отправил первые два пальца из мест, расположенных на расстоянии тридцати‑сорока миль отсюда. В своих записках он обещал регулярную доставку. Объявление, по которому он узнал о вашем согласии, появилось только в одиннадцатичасовом выпуске, вчера утром. Таким образом, если бы он полагался исключительно на это объявление и не имел никакого другого источника информации, он должен был к этому часу уже отправить вам еще один палец, и тогда вы получили бы его посылку с корреспонденцией, которая приходит в час тридцать. — Я немного помолчал. — Но он уже точно знал, что вы напечатаете объявление. Причем знал это за день до публикации в газете, потому‑то и не стал возиться с третьим пальцем — отрезать его, отправлять вам по почте... Он был, уверен, что вы заплатите, потому что ему об этом сообщили. Давайте‑ка припомним, кто знал об этой истории. Только вы, я и... И Дороти Гордон!

По сути дела, так оно все и было. За тем исключением, что Дороти перебросила информацию Вэну Кемпу, а не Сэму Гордону. Я был твердо убежден, что та женщина, которая может позволить, чтоб ее собственного муже кто‑то медленно резал на части, способна и на кое‑что другое. Не исключено, что она и Вэн Кемп договорились уничтожить Гордона и вместе бежать после получения вымогаемой суммы.

Майк Ниланд ходил из угла в угол, обдумывая мои слова.

— И еще... — добавил я. — Наверняка Гордон забрал эти деньги и улизнул, бросив здесь свою жену.

— Почему ты так считаешь?

— Вы говорите, что она только что вам звонила? Подумайте: стала бы она это делать, если б владела деньгами наравне с Гордоном? — Я покачал головой. — Нет. Она считает, что вы так и не заплатили. Но рано или поздно она обнаружит, что ее муж скрылся.

Ниланд медленно, с чувством выругался. Затем остановил свой взгляд на мне.

— Я прошу тебя: позаботься о Дороти Гордон. Незамедлительно. Ты меня понял?

Я кивнул:

— Добро, Майк. Я выполню эту вашу просьбу, не взяв с вас ни цента. Слишком мало пользы было вам от меня.

Он замахал руками.

— Нет‑нет. Я прослежу, чтобы ты получил свои обычные пять тысяч.

В этот момент зазвонил телефон. Ниланд взял трубку. По мере того, как он слушал, лицо его все больше мрачнело. В конце концов он хлопнул трубкой по рычагам.

Я вежливо молчал.

— Плюс ко всему, — задыхаясь, произнес он, — похоже, что Вэн Кемп опустошил кассы «Голубой морены» и тоже скрылся. Уверен, что к этому, часу он уже где‑нибудь в Южной Америке.

Я поднялся и надел шляпу.

— Займусь Дороти Гордон.

У дверей он остановил меня.

— Дэнни...

— Да, босс?

— После того, как все сделаешь, возвращайся ко мне.

— Конечно. Я непременно сообщу вам...

— Я не о том, Дэнни. Хочу, чтобы ты работал только со мной. В моей организации. И больше нигде.

Предложение звучало заманчиво. Я вспомнил о восемнадцати тысячах, которые скапливаются в «Голубой морене» уже к двум часам ночи, и о других клубах, которыми владел Майк.

И еще я вспомнил о Еве Ниланд.

Я взглянул ему прямо в глаза.

— Совсем недавно, босс, вы сказали, что предпочитаете не работать с людьми, у которых мозги действуют...

Он слабо мне улыбнулся.

— Мозги у тебя, конечно, что надо, но... У тебя есть еще одно незаменимое качество, Дэнни.

— Какое же?

Он посерьезнел.

— Я верю тебе. Понимаешь?

Так уж вышло, что глаза мои, после его слов остались сухими. Но я шумно сглотнул слюну — и он это заметил.

— Благодарю, босс. Мне дорого ваше доверие.

Tags: pulp fiction
Subscribe

  • Еще о дяде Онегина

    Относящиеся к этому почтенному господину места романа породили несколько глупейших мифов. 1. Что "уважать себя заставил" значит "умер". Без…

  • По поводу задачи из предыдущего поста

    Она существует и в более радикальных вариантах. Например - тот, что обсуждался в журнале многоув. mochalkina. Там речь идет о странном острове, где…

  • Опять придираюсь

    Да, повторяю... Эх... А в особенности-то, конечно, литературоведы, лингвисты-то в целом ничего. По случайной ссылке вышла на статью в Новом мире о…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments