akula_dolly (akula_dolly) wrote,
akula_dolly
akula_dolly

Categories:

To Grandad in the country

Ну, понятно, кого мы поминаем сегодня, - 153 года со дня рождения кому нынче  стукнуло. Великий наш писатель - и самый любимый писатель тех, для кого Лев Николаевич скучноват, а Достоевский слишком горяч - а таких среди любителей русской литературы как бы не большинство.
Ладно, самый любимый - не самый, а так или иначе любим его мы все, за единственным, кажется, исключением покойной Анны Андреевны Ахматовой. Хороший был писатель, несмотря на то, что западные слависты его тоже любят.
Chekhov_1903_ArM
...Иван Евсеич поднял глаза к потолку и зашевелил губами. Булдеев и генеральша ожидали нетерпеливо.
— Ну, что же? Скорей думай!
— Сейчас... Васильичу... Якову Васильичу... Забыл! Такая еще простая фамилия... словно как бы лошадиная... Кобылин? Нет, не Кобылин. Постойте... Жеребцов нешто? Нет, и не Жеребцов. Помню, фамилия лошадиная, а какая — из головы вышибло...
— Жеребятников?
— Никак нет. Постойте... Кобылицын... Кобылятников... Кобелев...
— Это уж собачья, а не лошадиная. Жеребчиков?
— Нет, и не Жеребчиков... Лошадинин... Лошаков... Жеребкин... Всё не то!
— Ну, так как же я буду ему писать? Ты подумай!
— Сейчас. Лошадкин... Кобылкин... Коренной...
— Коренников? — спросила генеральша.
— Никак нет. Пристяжкин... Нет, не то! Забыл!
— Так зачем же, чёрт тебя возьми, с советами лезешь, ежели забыл? — рассердился генерал. — Ступай отсюда вон!
Иван Евсеич медленно вышел, а генерал схватил себя за щеку и заходил по комнатам.
— Ой, батюшки! — вопил он. — Ой, матушки! Ох, света белого не вижу!
Приказчик вышел в сад и, подняв к небу глаза, стал припоминать фамилию акцизного:
— Жеребчиков... Жеребковский... Жеребенко. Нет, не то! Лошадинский... Лошадевич... Жеребкович... Кобылянский...
Немного погодя его позвали к господам.
— Вспомнил? — спросил генерал.
— Никак нет, ваше превосходительство.
— Может быть, Конявский? Лошадников? Нет?
И в доме, все наперерыв, стали изобретать фамилии. Перебрали все возрасты, полы и породы лошадей, вспомнили гриву, копыта, сбрую... В доме, в саду, в людской и кухне люди ходили из угла в угол и, почесывая лбы, искали фамилию...
Приказчика то и дело требовали в дом.
— Табунов? — спрашивали у него. — Копытин? Жеребовский?
— Никак нет, — отвечал Иван Евсеич и, подняв вверх глаза, продолжал думать вслух. — Коненко... Конченко... Жеребеев... Кобылеев...
— Папа! — кричали из детской. — Тройкин! Уздечкин!
Взбудоражилась вся усадьба. Нетерпеливый, замученный генерал пообещал дать пять рублей тому, кто вспомнит настоящую фамилию, и за Иваном Евсеичем стали ходить целыми толпами...
— Гнедов! — говорили ему. — Рысистый! Лошадицкий!
Но наступил вечер, а фамилия всё еще не была найдена. Так и спать легли, не послав телеграммы.
Генерал не спал всю ночь, ходил из угла в угол и стонал... В третьем часу утра он вышел из дому и постучался в окно к приказчику.
— Не Меринов ли? — спросил он плачущим голосом...
Tags: Проза, Этот день
Subscribe

  • Еще легкая задачка на тему перевода

    Конечно, тут надо бы чуть-чуть польский знать, с этим в наших кругах хуже, чем с английским. Правда, ошибку, о которой речь, можно хотя бы…

  • Чего не понял переводчик -2

    Ну что, можно подвести итоги. Итак, всмотримся в ситуацию, как ее изображает переводчик. Застольный разговор, вопреки известному правилу хорошего…

  • Легкая загадка: чего тут не понял переводчик?

    Вот еще случай, когда причиной неудачного перевода становится не плохое знание языка, а отсутствие необходимых фоновых знаний. Я знаю, что многим это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments