akula_dolly (akula_dolly) wrote,
akula_dolly
akula_dolly

Categories:

10 января

В этот день - много лет  назад - пятидесятитрехлетний  Гай Юлий Цезарь воскликнул "Alea iacta est!" - жребий брошен! - и перешел  Рубикон - событие, обогатившее наш язык двумя красивыми фразеологизмами. В итоге Цезарь стал цезарем - кесарем, кайзером - еще один вклад в европейские языки, а его соперник Помпей нашел бесславную гибель в Египте. Цезарь, впрочем, пережил его всего на четыре года, а его смерть опять послужила обогащению нашего языка: и ты, Брут! - (что в свою очередь породило гениальное двустишие наших братьев-фантастов "Таких людей, как этот Брут, поберегись: они сопрут!")
А еще в этот день родился писатель, которого я, при всех его общеизвестных человеческих недостатках, не могу не любить. Да, он такой и сякой - но снимите с полки любую его книгу, откройте наудачу - и зачитаетесь...
В  большой  пустой  и  белой  комнате,  где  на стене висела карта двух
полушарий,  Никита  сел  за  стол,  весь  в чернильных пятнах и нарисованных
рожицах. Аркадий Иванович раскрыл задачник.
     - Ну-с,  -  сказал  он  бодро,  -  на  чем остановились? - И отточенным
карандашиком подчеркнул номер задачи.
     "Купец  продал  несколько  аршин  синего сукна по 3 рубля 64 копейки за
аршин  и  черного  сукна..."  -  прочел  Никита.  И сейчас же, как и всегда,
представился  ему этот купец из задачника. Он был в длинном пыльном сюртуке,
с  желтым  унылым  лицом, весь скучный и плоский, высохший. Лавочка его была
темная,  как  щель;  на  пыльной плоской полке лежали два куска сукна; купец
протягивал  к  ним  тощие  руки,  снимал  куски  с  полки  и глядел тусклыми
неживыми глазами на Никиту.
     - Ну,  что  же  ты думаешь, Никита? - спросил Аркадий Иванович. - Всего
купец  продал  восемнадцать  аршин.  Сколько  было  продано  синего  сукна и
сколько черного?
     Никита  сморщился,  купец  совсем  расплющился, оба куска сукна вошли в
стену, завернулись пылью...
     Аркадий  Иванович  сказал:  "Ай-ай!"  - и начал объяснять, быстро писал
карандашом  цифры,  помножал  их и делил, повторяя: "Одна в уме, две в уме".
Никите  казалось,  что  во  время  умножения  - "одна в уме" или "две в уме"
быстро  прыгали  с  бумаги  в голову и там щекотали, чтобы их не забыли. Это
было  очень  неприятно. А солнце искрилось в двух морозных окошках классной,
выманивало: "Пойдем на речку".
  
Tags: Проза, Этот день
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments