akula_dolly (akula_dolly) wrote,
akula_dolly
akula_dolly

Categories:

Ангел, сущий ангел!

Среди эссе Голдсмита, напечатанных около 1760 и вышедших вскоре отдельной книгой под названием "Гражданин мира", есть восхитительное по безупречности жизнеописание Екатерины нашей I Алексеевны.
(Оливер Голдсмит. Гражданин мира. Перевод А. Г. Ингера. Литературные памятники, "Наука", М. 1974)
От родителей она унаследовала лишь добродетельность и бережливость. После смерти отца она жила с престарелой матерью в скромной хижине, крытой соломой, и обе они, хоть и были очень бедны, не роптали на свой удел. Живя в полной безвестности, Катерина прилежно трудилась и кормила мать, которая была слаба и немощна. Когда Катерина сидела за прялкой, старушка читала вслух душеспасительные книги. Окончив дневные труды, обе усаживались у очага, радуясь скромному ужину и мирному досугу.
Хотя Катерина была прекрасна лицом и телом, думала она лишь об украшении своего духа. Мать научила ее читать, а старый лютеранский пастор наставил ее в вере. Природа наделила ее не только кротостью, но и твердостью, не только остротой мысли, но и верностью суждений. Ее женские совершенства покорили немало сердец среди окрестных молодых крестьян, но она отказала всем, кто просил ее руки, ибо, горячо любя мать, и помыслить не могла о разлуке с ней.
Катерине исполнилось пятнадцать лет, когда ее мать умерла. Тогда она покинула свою хижину и поселилась у пастора, своего духовного наставника. В его доме она приглядывала за детьми, так как благоразумие сочеталось в ее характере с необычайной живостью и веселостью.
...

Но вот добрый пастор умер, а на Ливонскую землю пришла война.

Небольшие деньги, взятые в дорогу, уже давно кончились, так что за ночлег она теперь платила одеждой и котомка ее была уже почти пуста. Великодушный земляк дал ей денег, сколько мог, купил одежду, снабдил лошадью, а также рекомендательным письмом к господину Глюку, коменданту Мариенбурга, старому другу его отца.
В Мариенбурге нашей прелестной страннице оказали сердечный прием, и комендант тотчас предложил ей стать гувернанткой двух дочерей, и, хотя ей едва исполнилось семнадцать лет, она доказала, что способна наставить их не только в добродетели, но и обучить хорошим манерам. Ее рассудительность и красота вскоре побудили коменданта предложить ей руку и сердце, но, к немалому его удивлению, она сочла за благо ответить отказом. Движимая чувством благодарности, она решила, что выйдет замуж только за своего избавителя, хотя он потерял в сражениях руку и получил другие увечья.
Как только этот офицер по делам службы прибыл в город, Катерина, желая избавиться от домогательств других женихов, сама предложила ему брак; он с восторгом согласился, и они обвенчались законным порядком. Но Катерине была предназначена необычная судьба. В самый день их свадьбы русские осадили Мариенбург. Несчастный солдат, так и не успев насладиться супружеским счастьем, кинулся в самую гущу боя и уже не вернулся к юной своей жене.
...


Молва о ее достоинствах и кротости достигла ушей русского генерала князя Меншикова, который пожелал ее увидеть. Восхитившись ее наружностью, он выкупил девушку у солдата и отдал в услужение своей сестре. Здесь с ней обходились со всем уважением, какого она заслуживала, и красота ее расцветала с каждым днем.
Некоторое время спустя, когда в доме князя Меншикова находился сам Петр Великий, Катерине было поручено подать сухие фрукты, и она обошла гостей, скромно потупя глаза. Могущественный царь был поражен ее красотой. На следующий день он приехал снова, велел позвать очаровательную служанку, задал ей несколько вопросов и нашел, что умом она еще краше, нежели лицом.
Вынужденный в юности жениться по государственным соображениям царь на сей раз решил вступить в брак по сердечной склонности. Он незамедлительно приказал разузнать о прошлом прекрасной ливонки, которой еще не было и восемнадцати лет, проследил ее путь по юдоли безвестности через все ее злоключения и убедился, что во всех превратностям судьбы она вела себя с истинным величием. Ее низкое происхождение не смутило царя. Они обвенчались в домашней церкви, и царь объяви; придворным, что лишь стезя добродетели верный путь к трону.
И вот Екатерина, родившаяся в низкой глинобитной лачуге, стала императрицей величайшего государства на земле. Бедная одинокая странница теперь была окружена тысячами подданных, которые почитали ее улыбку за счастье. Не имевшая прежде куска хлеба отныне могла кормить от своих щедрот целые народы.
Высоким положением она была обязана отчасти судьбе, но еще больше добродетели.
Она навсегда сохранила душевные достоинства, которым была обязана троном. Пока ее супруг, монарх, радел о просвещении своих подданных мужского пола, она в свой черед пеклась о совершенстве женщин. Она изменила покрой их одежды, ввела ассамблеи, где присутствовали одновременно мужчины и женщины, учредила женский рыцарский орден и, наконец, достойно исполнив долг императрицы, подруги, жены и матери, скончалась с тихим мужеством, ничего не оплакивая, но оплаканная всеми.


Естественно, никто, знакомый с восхитительным голдсмитовским чувством юмора и наклонностью к очень злой иногда сатире, не заподозрит его в том, что он писал это всерьез. Оно-то, конечно, понятно, что писалось это когда в России царствовала дочь Екатерины Алексеевны, а книга вышла немедленно после воцарения ее внука, но тем не менее. К тому же Голдсмит относился к России далеко не восторженно, и в другом эссе из этой же книги предостерегает европейских государей от поиска помощи у России и заключения с ней военных союзов.
Но мы все равно его любим. Человек был непутевый, пьяница и картежник, писатель же восхитительный. И, например, его смешная "Элегия на смерть бешеной собаки" явно послужила образцом для кэрроловских абсурдных стишков - вся разница, что у Кэррола чистый юмор, а тут довольно зло, но шуточки сходные.
Tags: libelli
Subscribe

  • (no subject)

    Для любителей филологии нетрудная загадка, для себя же самой (и для всех желающих, понятно) загадка потруднее. Тут мне по незначительному поводу…

  • Русско-польские отношения

    Наши пристрастия - вещь прихотливая. Вот польский язык мне всегда нравился и притягивал к себе, а очень на него похожий чешский почему-то интереса…

  • Продолжая затронутую тему - еще один пример языкового бесчувствия

    Вот, кстати, пример того, что меня очень раздражает. Попадаются на глаза разные (в основном сетевые) заметочки г-д журналистов о личной жизни…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • (no subject)

    Для любителей филологии нетрудная загадка, для себя же самой (и для всех желающих, понятно) загадка потруднее. Тут мне по незначительному поводу…

  • Русско-польские отношения

    Наши пристрастия - вещь прихотливая. Вот польский язык мне всегда нравился и притягивал к себе, а очень на него похожий чешский почему-то интереса…

  • Продолжая затронутую тему - еще один пример языкового бесчувствия

    Вот, кстати, пример того, что меня очень раздражает. Попадаются на глаза разные (в основном сетевые) заметочки г-д журналистов о личной жизни…