akula_dolly (akula_dolly) wrote,
akula_dolly
akula_dolly

Category:

Мой перловник, выпуск 2

Напоминаю, что выпуски посвящены исключительно перлам стихотворного перевода, опубликованным в недавно вышедших книгах. Продолжаем рассматривать вышедший в издательстве "Водолей Publishers" сборник стихотворений замечательного английского поэта А. Э. Хаусмена.
Г-н Беляков, перевод которого обсуждался в предыдущем выпуске - переводчик вообще удивительнейший и доставит нам еще немало счастливых минут. Мы к нему еще вернемся,материала более чем достаточно. Но справедливость требует сперва воздать должное остальным мастерам ляпа и виртуозам бессмыслицы. Сейчас наше внимание неожиданно переключается на человека, имеющего, в отличие от А. Белякова, солидное литературное имя, известного переводчика, которого кое-кто считает мастером.
Стихотворение, о котором я хочу поговорить, - одно из первых в книге "A Shropshire Lad" - простое, милое, прозрачное и почти не требующее, в отличие от "Валлийских рубежей" никаких специальных знаний. Вот оно:
Loveliest of trees, the cherry now
Is hung with bloom along the bough,
And stands about the woodland ride
Wearing white for Eastertide.
Now, of my three score years and ten,
Twenty will not come again,
And take from seventy springs a score,
It only leaves me fifty more.
And since to look at things in bloom
Fifty springs are little room,
About the woodlands I will go
To see the cherry hung with snow.
"Почти не требующее" - потому что все же следует заметить тут аллюзию на Пс. 89:10 - The days of our years are threescore years and ten - "дней наших семьдесят лет...".
Даю на всякий случай подстрочник, хотя, повторяю, здесь все легко и прозрачно.
Прекраснейшие из деревьев, вишни, увешали ветви цветами и стоят вдоль лесной дороги, одевшись в белое к  Пасхальной неделе. А из моих семидесяти лет двадцать уже позади, но ведь если вычесть двадцать из семидесяти, значит, мне осталось всего  пятьдесят весен. И поскольку для того, чтобы любоваться деревьями в цвету, пятьдесят весен - это слишком мало, я буду ходить по лесу, любуясь вишнями в снегу.
(Поясняю последнюю строфу: герой будет ходить в лес не только сейчас, весной, когда вишня цветет, но и зимой, когда деревья будут покрыты снегом. Сейчас же, весной, естественно, никакого снега нет - это все же Шропшир, а не Россия, где снег в лесу может лежать и на Пасху, если она ранняя).
Тот, кто не читает по-английски, а видит только этот корявый подстрочник, пусть поверит на слово, что это на самом деле чудесные стихи.

Это стихотворение в нашей книге дается не в одном, а в целых трех переводах: Георгия Бена, Ольги Анстей и Алексея Кокотова. Должна признаться, что мне ни один из этих переводов не кажется особенно удачным, но о работах Анстей и Кокотова - можно спорить, они могут нравиться или нет. А вот о работе маститого Г. Бена, к сожалению никакой спор невозможен: переводчик ничего не понял и  предложил своим читателям бессмысленный набор слов.
"Одетый в радужный наряд\\ стоит в цвету вишневый сад".
Откуда "радужный"-то наряд взялся? Вишня цветет снежно-белым, что ясно и у автора сказано. Мало того: подчеркнуто, потому что ему нужна именно белизна.
"В лесу, в снегу готовы ели\\ Встречать пасхальную неделю". Никаких елей в снегу у автора во-первых, нет, а во-вторых, быть не может, потому что  снег, повторяю, к Пасхальной неделе давно стаял, а ели ему не нужны, стихотворение - о вишнях.
Вот самое главное:
"Но от семидесяти лет\\ Мне к двадцати возврата нет\\ А даже двадцать лет назад\\Уже мне было пятьдесят". Не понимающий по-английски переводчик превратил двадцатилетнего героя стихотворения в семидесятилетнего старца. В таких случаях эмоциональные люди восклицают: "Конец света!".

Понятно, что раз главное не понято, то и конец получился вполне бессмысленный. Счастливые владельцы книги могут его посмотреть сами, а мне надоело этот вздор цитировать. 
Вывод: оригинал не понят, вместо перевода читателю предложен нелепый набор слов.
Вопрос к издательству: зачем было печатать перевод, безграмотность которого бросается в глаза?UPD. Разговор об этом стихотворении продолжается здесь и здесь.  Изложенное в моей заметке понимание стихотворения не отменяется, но расширяется и уточняется, характеристика же разбираемого здесь перевода тем самым автоматически делается еще более суровой..

В следующем выпуске перловника мы продолжим изучение той же книги.
Tags: Переводчики
Subscribe

  • Русско-польские отношения

    Наши пристрастия - вещь прихотливая. Вот польский язык мне всегда нравился и притягивал к себе, а очень на него похожий чешский почему-то интереса…

  • (no subject)

    Поступают время от времени от наших западных партнеров упреки - дескать, многие слова нашего великого языка произносить им трудно. Льюиса Кэррола вон…

  • (no subject)

    Фауст Что там белеет? говори. Мефистофель Корабль испанский трехмачтовый, Пристать в Голландию готовый: На нем мерзавцев сотни три, Две обезьяны,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments