akula_dolly (akula_dolly) wrote,
akula_dolly
akula_dolly

Categories:

Начало

Итак, он родился в Казани. Матушка - из богатой купеческой семьи, Зинины - все черноглазые, цыганистые, красивые.

(Варваре Арсеньевне шел восемьдесят восьмой годок, когда престарелый сыночек привел на смотрины новую невесту. Развлекая меня фотографиями, она показала большой снимок приготовительного класса Второй казанской женской гимназии. Среди тридцати маленьких девочек в белых пелеринках я мгновенно узнала ее: все, что придает индивидуальность человеческому лицу, уцелело, не изменившись за восемьдесят лет).

Отец: Владимир Петрович Петров, врач. Дед: Петр Сергеевич Петров, врач. Прадед: Сергей Петрович, крепостной мужик, грамотный. Бабушка: Лидия Эдуардовна Сущинская, дочь ссыльного поляка, по матери из немцев.
Доктор Владимир Петров погиб в шестнадцатом. (Он был на фронте, но умер не от пули, от брюшного тифа). Красивая молодая вдова осталась с двумя мальчиками: Сереже пять, Коле четыре. Из многочисленных поклонников она выбирает того, кто больше привязан к ее детям, кто в смутные, тяжелые времена будет лучшей опорой. Отчим, Василий Степанович - адвокат.

(Его расстреляли в 39-м, вместе с Колей, когда Сергей давно уже был в Сибири. Варвара Арсеньевна осталась одна как перст. Советской власти как бы не замечала, ни одного дня не ходила ни на какую службу, не получала, соответственно, потом и никакой пенсии. Потихоньку продавала вещички. Алмазная твердость характера и железное здоровье помогли ей пережить блокаду - вот когда пригодились спасенные от ЧК в 18 году несколько колечек и кулончиков, каждое пошло в обмен на ломоть хлеба. Повезло, у других ленинградцев и этого не было. После войны сын присылал сколько мог из Сибири, когда вернулся - стало легче. Году в 79 нас навестила в нашей коммуналке моя подруга с супругом-англичанином. Сама она не удивляется ничему, но Антони посматривает с легким недоумением на старичка-мужа, на бедную комнату, в которой явно и спят, и едят, и работают, на невероятное количество книг. Раскрывается дверь, и, шаркая, вползает девяностолетняя бабулька в старенькой кацавейке. Недоумение усиливается.
Я шепчу ему:
- She was very rich before the revolution, a millionaire.
Английский взор проясняется, со старушкой ведется любезная беседа
).

Мальчики растут очень разными. Сережа - книгочей, философ, маленький профессор. Кроме книг признает только одно занятие: работу в саду, возню с цветами. Презрительно-равнодушен ко всяческим механизмам, даже от подаренного велосипеда брезгливо отказывается в пользу младшего брата. У Коли все наоборот: учится плоховато, никаких способностей к языкам, не любит читать. Зато у него золотые руки, любой аппарат ему подвластен - будь то швейная машинка, радиоприемник или тот же велосипед - собрать, разобрать, починить, воскресить - как будто с этим родился. Как будто одного человека разделили на две части, и получились эти два брата. Между ними нет большой дружбы, они настолько чужды друг другу, что даже не дерутся.
Tags: mémoires, Петров
Subscribe

  • Русско-польские отношения

    Наши пристрастия - вещь прихотливая. Вот польский язык мне всегда нравился и притягивал к себе, а очень на него похожий чешский почему-то интереса…

  • (no subject)

    Поступают время от времени от наших западных партнеров упреки - дескать, многие слова нашего великого языка произносить им трудно. Льюиса Кэррола вон…

  • (no subject)

    Фауст Что там белеет? говори. Мефистофель Корабль испанский трехмачтовый, Пристать в Голландию готовый: На нем мерзавцев сотни три, Две обезьяны,…

Comments for this post were disabled by the author