akula_dolly (akula_dolly) wrote,
akula_dolly
akula_dolly

Category:

Комментарии-цементарии, совнаука и совбеллетр, конца не видно...

Ладно, с Хатчинсоном (см. пред. пост)  все понятно. Темные люди, viri obscuri, решили срубить деньжат  по-быстрому, для наркоторговли крутизны не хватает, почему бы им быстренько сиклопедию не перевести да не издать - культур-мультур.
Но вот книга - тоже мною бережно хранимая, для тех же целей, -  которая уже всерьез, без красного пиджака и пальцев врастопырку, претендует на принадлежность  к культуре - да еще по постсоветским меркам как бы и не к высокой.
Б. М. Эйхенбаум. "Мой Временник"... Художественная проза и избранные статьи 20-30-х годов. Санкт-Петербург, Инапресс, 2001. Составление Ю.Бережновой, редактор Н. Кононов, вст. статья В. Шубинский.
Из аннотации:
В настоящее издание включены все беллетристические произведения Б. М. Эйхенбаума, классика филологии ХХ века, ученого и мыслителя широчайшего масштаба...
(Вообще-то мне тут приходится преодолевать сильный соблазн сразу начать разговор об эйхенбаумовском вкладе в филологию. Он ведь действительно классик литературоведения ХХ века - советского литературоведения ХХ века,  голосом П. П. Кадочникова добавлю я, дождавшись, когда остальные допьют свои бокалы и сядут - ну так оно таких классиков и стоит. Но это отдельный разговор, как-нибудь обязательно).
Во всяком случае о весомости научного вклада этого, без сомнения, в высшей степени достойного человека в филологию возможны разные мнения. Но вот о его  "беллетристических произведениях" (к ним при желании можно отнести "Маршрут в бессмертие", а также написанную для детей биографию Лермонтова и частично "Мой временник") можно сказать только одно: они удручающе бездарны и непонятно зачем написаны. На что уж автор предисловия В. И. Шубинский исполнен пиетета к филологическим заслугам почтенного ученого, и то к его худпродукции относится скептически. Если же читать незамыленным  глазом, то пожимать плечами приходится на каждом шагу. (Так стоило ли чтущим его память людям это издавать?).
Вот стихи:
Солнце опускается умытым,
Сосны пьют вечернего огня
...
"И любил родительного падежа" (И. Сельвинский). Это так выдающийся классик филологии родным языком владел. (Он вырос на родине Кольцова, в семье двух врачей, по матери - дворянского происхождения, внук адмирала Глотова.  Так что дело не в обстоятельствах рождения или воспитания, а, видимо, в незаурядных способностях. Причем стихи эти не издатель раскопал среди грехов юности, а сам почтенный автор собрал и представил читателю в своем "Временнике", ничего, видимо, тут плохого не заметив).
А вот цитаты из "беллетристического произведения" о Лермонтове:

В то же лето Мишель увлекся стихами Байрона [...]. Мишель достал и биографию Байрона. Какая замечательная жизнь! "Как бы я хотел походить на него, хотя б я был так же несчастлив", - думал Мишель, читая книгу Томаса Мура.

[В юнкерской школе ]Было запрещено чтение книг литературного содержания.

Раевский любил литературу, много читал и занимался общественно-политическими вопросами. Восстание декабристов, французские революции 1789 и 1830 гг. - таковы были главные темы его занятий и интересов. Он увлекался романами Гюго и Бальзака и считал, что пора и русской литературе взяться за построение больших социальных романов. Все это было для Лермонтова интересно и очень нужно.

Лермонтов опять увидел Николая и опять ужаснулся. Во время смотра Николай почему-то очень внимательно посмотрел ему прямо в глаза. Лермонтов вытянулся, как мог, но на лице Николая было выражение недовольства. Он как будто запоминал на всякий случай лицо этого гусара с такими необычными, не гусарскими глазами. Николай прошел дальше, но казалось, что он и спиной продолжает рассматривать Лермонтова.

По дороге Раевский сказал Лермонтову, что хорошо бы написать стихотворение на смерть Пушкина. Никто другой не сумеет так сильно написать, как он.
(Заметим, что Пушкин еще жив)

- У Лермонтова крупный поэтический талант, который надо беречь. Мы уже старики, а с молодежью у нас что-то плохо, - старался Жуковский подействовать на Бенкендорфа.

И так далее - примитивная, косноязычная, грубо-советская жвачка. Скажут, это предназначено для детей, потому и примитивно.
Кто-то из советских детских писателей сказал, что для детей надо писать так же, как для взрослых, только лучше. Остряки моментально переиначили это изречение: для взрослых надо писать так же, как для детей, только хуже. "Маршрут в бессмертие" Б. Эйхенбаума написан для взрослых - и он намного хуже, чем "Лермонтов".
Я как-то писала, что пародировать прозу Ю. Тынянова бессмысленно. Но нет, оказывается, пародия на тыняновщину возможна - соратник по Опоязу отлично с невозможной задачей справился. (Один современный питерский критик тоже справляется...)
Повесть эта - якобы жизнеописание Н. П. Макарова - достойного человека, писателя, музыканта и составителя лучшего по сей день французско-русского словаря.  Целиком ее прочесть я не смогла себя заставить и не верю, что это в человеческих силах, но для того, что удалось пролистать , не нахожу другого слова, кроме "отвратительно" - какой-то бессмысленный и невразумительный стеб, глум непонятно над чем...
Ладно. Отрадно и то, что, в отличие от тыняновских изделий, по крайней мере это никто шедевром  русской прозы   не объявлял.

Ну и кроме того в книге представлено научное творчество Бориса Михайловича. Нет, правда, самой известной его статьи о том, как сшита шинель, но и без нее хорошо.
Что касается комментариев, то в этой книге их нет. Это жаль, потому что потребность в разъяснениях у читателя возникает часто. Даже, можно сказать, на каждом шагу.
Есть только подстрочные примечания - в основном, переводы иноязычных выражений.  Кто ж их делал-то? - как сказал поэт, проведите, проведите меня к нему... и тд. Иногда, впрочем, этот неведомый полиглот попадает в цель - например,  когда в тексте стоит pot pourri, ему удается, собрав волю в кулак, перевести это  совершенно правильно: попурри. И на том спасибо. Или вот Ach, mein Gott! - тоже переведено правильно, хотя и с излишней дословностью "ах, мой Бог!" - уж хоть бы "ах, Боже мой!" - но это мы слишком многого хотим.. Есть и другие примеры правильно или почти правильно переведенных выражений - в основном самых простых, таких, которые даже не знающий языков среднеобразованный читатель и так поймет. Но вот в тех случаях, когда читателю действительно может потребоваться  перевод, дело хуже.
Например, в тексте стоит (стр. 144):
Книга была написана [...] слишком скоро, без поправок и переделок, а - как говорят французы - au courant de la plume.
Натурально при французских словах стоит звездочка, а внизу страницы сноска с переводом:  Близко к стилю (франц).
Что за белиберда, к какому стилю? Écrire au courant de la plume только и значит "писать бегло, не раздумывая" ("как перо бежит"), распространенное идиоматическое выражение. А что, в Петербурге-городке  уже не осталось людей понимающих по-французски, не у кого спросить ? - ну так надо было просто оставить непереведенным, все лучше, чем писать что попало наобум.
(Иногда действительно, раз уж комментария нет, лучше бы было и сноски не делать. Например, в тексте некий герой "читал, плавая на спине, Revue des deux Mondes" - тут бы пояснить, что  это известный французский журнал, издающийся с 1829 года по сей день и известный в России - а читать его в николаевское время было признаком некоторого вольнодумства, журнал был либеральный. Но здесь только сноска:  "Обозрение двух миров" (франц) - и она, ничего не пояснив, разве что введет в заблуждение несведущего читателя, заставив подозревать героя в чтении эзотерической литературы. Вообще-то, названия реально существующих газет и журналов принято не переводить, а транслитерировать. На самом деле "два мира" - это Европа и Америка, культурным событиям которых журнал и был посвящен).
Стр 182.  Fausse honte. Сноска: лживость. Зачем же читателя вводить в заблуждение? Ложный стыд может  испытывать и вполне правдивый человек.
Ну и так далее, все не выпишешь.  Ограничусь только самым блестящим перлом.
Стр. 297. Под конец Серве [знаменитый виолончелист Адриен Серве - а. Д.] сыграл свой блестящий "Souvenir de Varsovie".
Затаите дыхание: и как же этот "Сувенир де Варсови" ("Воспоминание о Варшаве") переведен? -
Сноска: сувенир от Варсовье (франц).
!!!!!
На этом и закончим. И вся эта книга есть сувенир читателю от неведомого науке месье Варсовье. Попросим издательство ИНАПРЕСС передать ему пламенный привет.

Tags: Книги, Цветной туман
Subscribe

  • Русско-польские отношения

    Наши пристрастия - вещь прихотливая. Вот польский язык мне всегда нравился и притягивал к себе, а очень на него похожий чешский почему-то интереса…

  • (no subject)

    Поступают время от времени от наших западных партнеров упреки - дескать, многие слова нашего великого языка произносить им трудно. Льюиса Кэррола вон…

  • (no subject)

    Фауст Что там белеет? говори. Мефистофель Корабль испанский трехмачтовый, Пристать в Голландию готовый: На нем мерзавцев сотни три, Две обезьяны,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Русско-польские отношения

    Наши пристрастия - вещь прихотливая. Вот польский язык мне всегда нравился и притягивал к себе, а очень на него похожий чешский почему-то интереса…

  • (no subject)

    Поступают время от времени от наших западных партнеров упреки - дескать, многие слова нашего великого языка произносить им трудно. Льюиса Кэррола вон…

  • (no subject)

    Фауст Что там белеет? говори. Мефистофель Корабль испанский трехмачтовый, Пристать в Голландию готовый: На нем мерзавцев сотни три, Две обезьяны,…