akula_dolly (akula_dolly) wrote,
akula_dolly
akula_dolly

Однажды в Версале au jeu de la Reine

Раз уж я помянула в прошлом посте несчастную книжонку г-жи Марианны Тарасенко, надо бы процитировать что-нибудь, дабы инвектива не осталась голословной. Ну вот сейчас я еще раз перелистала этот опус - цитировать неприятно, слишком уж развязен и пошл ее журналистский стиль - это то, что у них сходит за остроумную непринужденность - да и не обсуждать же в тысячный раз проблему "одеть-надеть" или "класть-ложить". Есть там у нее и советы переводчикам. Ох. Ладно. Выбираю главку о названиях карточных мастей - тема, кажется, не особенно заезженная и представляющая самостоятельный интерес.
Вот что пишет автор:
К азартным играм можно относиться по-разному, но исключить их из нашей жизни, литературы и культуры еще никому не удавалось. Как известно всем, включая малых детей, игральная колода делится на четыре масти <...>, красные сердечки называются черви, красные ромбы - бубны, черные трехлистники (так! - а. Д.) - трефы и черные сердечки на ножках (!) - пики. Но откуда-то в нашу речь проникли иные названия: чирва, буби, крести и вини соответственно. Не берусь судить, что это - диалект, арго, заимствование из другого языка, просто безграмотность или что-либо еще, науке доселе неизвестное. Причем, если "чирва" - это искаженное слово "черви", "буби" - искаженное бубны, "крести" - видимо, от слова "крест", что вполне логично, так как изображение этой масти по форме напоминает крест, то этимология слова "вини" покрыта плотным слоем тумана.
Противно, конечно, но запретить людям говорить так, как им нравится, невозможно. Хотелось бы только заметить, что Александр Сергеевич ,Пушкин произведение свое назвал "Пиковая дама", а вовсе не "виневая".
И если мы начнем злоупотреблять неправильными названиями мастей, то рискуем, что уже нашим детям прилагательное "пИковый" (не в коем случае не "пикОвый") будет совершенно непонятно. А жаль.

Вот спрашивается, что после этого мы должны думать о филфаке Тартуского университета, выдавшего этой даме диплом? В приличных учебных заведениях преподаватели не скрывают от будущих филологов существование этимологических словарей Преображенского и Фасмера. Знай о них г-жа Тарасенко, она могла бы в эти превосходные словари заглянуть, увидеть там и "вины" и "виновую масть", заодно и просветиться касательно этимологии. В академическом словаре 1847 года, не говоря уж о Дале, также есть и "виновая масть", и "крестовая", и даже "жлудовая", о которой наш автор, к счастью для себя, вообще не слыхал. В хороших университетах филологи-русисты знакомы с русской классикой - в данном случае, например, не помешало бы автору почитать В. А. Жуковского, его сказку "Красный карбункул":
«Туз бубновый, не так ли? Плохо: ведь красный карбункул
Значит он... доля недобрая». — «Правда», — Мина сказала.
«Мой совет, — говорит ей чернец, — попытаться в другой раз.
Что? Семерка крестовая?» — «Правда», — сказала, вздохнувши,
Мина. «Господь защити и помилуй тебя! Вынь, дружочек,
В третий раз; может быть, лучше удастся. Что там? Червонный
Туз?.. Кровавое сердце». — «Ах, правда!» — Мина сказала,
Карту из рук уронивши. «Послушай, отведай еще раз,
Что? Не туз ли виновый?» — «Смотри, я не знаю». — Он, точно!

Или, например, вот начало одной безымянной сатиры 1802 года (на С. К. Вязмитинова):
А ты, холоп виновой масти,
Вязмитинов, какой судьбой,
Забывши прежние напасти,
Ты этой занялся игрой?

"Холоп" - это в данном случае название карты, валет (слово и означающее слугу, лакея).
И неужели студентам русского отделения ни разу не посоветовали прочесть восхитительного "Игрока ломбера" Василия Ивановича Майкова? -

Стремится дух воспеть картежного героя,
Который для игры лишил себя покоя;
Бессонницы, труда, и голоду, и слез,
И брани, и побой довольно перенес;
От самой младости в игре что обращался
И в знак достоинства венцом от карт венчался,
Сплетенным изо всех украшенных мастей,
Из вин и из жлудей, из бубен и червей.


Справка: пики - название масти от фр. pique, соответственно рисунку, изображающему наконечник пики (а не "сердечко на ножке") . В колодах немецкого происхождения эту масть символизировал зеленый виноградный лист, откуда ее старое немецкое название Grün и русское "вины", "виновая масть". Трефы - от фр. trèfle - клевер, трилистник. На немецкой колоде изображался желудь, откуда немецкое название масти Eichel и русское "жлуди". Червонная масть - по красному цвету. Бубны - в противовес французским "квадратикам" и английским "ромбикам" - поскольку на старинной немецкой колоде символом масти служил именно бубен (Schelle). Со временем картинки изменились, названия же более консервативны, сохраняются, к нашей радости, наряду с новыми. Наш язык богат, хотя некоторых этим и раздражает.
Tags: libelli, Филология, Цветной туман
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments