akula_dolly (akula_dolly) wrote,
akula_dolly
akula_dolly

Categories:

30 ноября

Вспомним сегодня писателя, который родился в этот день, 174 года назад. Все его читали, большинство любит и правильно делает.
А у меня есть и личная причина его любить и быть ему благодарной - слова :
'Tom!'
No answer.
'Tom!'
No answer.

- были первыми словами, которые я сама, лично и самостоятельно, прочла вслух по-английски. Много-много лет тому назад, лет пять мне было, дал мне папа мой тоненькую адаптированную книжечку, как сейчас ее перед собой вижу, желтенькая, с картинкой на обложке. Вот с тех пор я его и люблю.
Человек-то был непростой, и встреться я с ним каким-нибудь чудом сейчас, нашли бы мы с ним о чем жестоко поспорить. Но это неважно.
Потому что до сих пор можно каждому дать безошибочный совет: как мысли черные к тебе придут, перечитай-ка это:

Я говорю:
— А на что нам ров, когда мы Джима выкрадем через подкоп?
А он даже и не слушает. Забыл и про меня, и про все на свете, схватился рукой за подбородок и думает; потом вздохнул, покачал головой, опять вздохнул и говорит:
— Нет, это ни к чему, никакой надобности нет"
— Это ты про что? — спрашиваю.
— Да отпиливать Джиму ногу.
— Господи помилуй! — говорю. — Ну конечно, какая же в этом надобность? А для чего все таки тебе вздумалось отпиливать ему ногу?
— Многие авторитеты так делали. Они не могли снять цепь — отрубали себе руку и тогда бежали. А ногу было бы еще лучше. Но придется обойтись без этого. Особой необходимости у нас нет, а кроме того, Джим — негр, и не поймет, для чего это нужно; ему ведь не растолкуешь, что в Европе так принято… Нет, придется это бросить! Ну, а веревочную лестницу — это можно: мы разорвем свои простыни и в два счета сделаем Джиму веревочную лестницу. А переслать ее можно будет в пироге, — уж это всегда так делают. И похуже бывают пироги, да приходится есть.
— Что ты это плетешь, Том Сойер? — говорю я. — Не нужно Джиму никаких веревочных лестниц.
— Нет, нужно. Ты лучше скажи, что сам плетешь неизвестно что, и ведь ничего в этом деле не смыслишь! Веревочная лестница ему нужна, у всех она бывает.
— А что он с ней будет делать?
— Что делать будет? Спрячет ее в тюфяк — не сумеет, что ли? Все так делают, значит, и ему надо. Гек, ты, кажется, ничего не хочешь делать по правилам — каждый раз что нибудь новенькое да придумаешь. Если даже эта лестница ему не пригодится, ведь она же останется у него в тюфяке после побега? Ведь это улика? Ты думаешь, улики не понадобятся? Еще как! А ты хочешь, чтобы совсем улик не осталось? Вот это было бы хорошенькое дельце, нечего сказать! Я такого никогда в жизни не слыхал.
— Ну, — говорю, — если уж так полагается по правилам, чтоб у него была лестница, — ладно, пускай будет, я вовсе не хочу идти против правил. Одно только, Том Сойер: если мы порвем простыни, чтобы сделать Джиму лестницу, у нас будут неприятности с тетей Салли, это уж как пить дать. А я так думаю: лестница из ореховой коры ничего не стоит, добро на нее изводить не нужно, а в пирог ее можно запечь не хуже, чем тряпичную, и в тюфяк спрятать тоже. А Джим не очень в этих делах разбирается, ему все равно, какую ни…
— Ну и чушь ты несешь, Гек Финн! Если б я не смыслил ничего, так помалкивал бы! Где это слыхано, чтобы государственный преступник бежал по лестнице из ореховой коры? Да это курам на смех!
— Ну ладно, Том, делай как знаешь; только все таки, если хочешь послушать моего совета, лучше позаимствовать простыню с веревки.
Он сказал, что это можно. Тут у него явилась еще одна мысль, и он сказал:
— Позаимствуй кстати и рубашку.
— А для чего нам рубашка, Том?
— Для Джима — вести дневник.
— Какой еще дневник? Джим и писать то не умеет!
— Ну, положим, что не умеет, но ведь он сможет ставить какие нибудь значки, если мы сделаем ему перо из оловянной ложки или из старого обруча с бочки?
— Да что ты, Том! Можно выдернуть перо у гуся — и лучше, К гораздо скорей.
— У узников гуси по камере не бегают, чтобы можно было перья дергать, эх ты, голова! Они всегда делают перья из чего нибудь самого твердого и неподходящего, вроде обломка медного подсвечника, да и мало ли что подвернется под руку! И на это у них уходит много времени — недели, а то и месяцы, потому что перо они оттачивают об стенку. Гусиным пером они писать ни за что не станут, хоть бы оно и оказалось под рукой. Это не принято.
— Ну ладно, а из чего же мы ему сделаем чернила?
— Многие делают из ржавчины со слезами; только это кто попроще и женщины, а знаменитости пишут своей кровью. И Джим тоже может; а когда ему понадобится известить весь мир, что он заключен, послать самое простое таинственное сообщение, так он может нацарапать его вилкой на жестяной тарелке и выбросить в окно. Железная Маска всегда так делал, и это тоже очень хороший способ.
— У Джима нет жестяных тарелок. Его кормят из миски.
— Это ничего, мы ему достанем.
— Все равно никто не разберет.
— Это вовсе не важно, Гек Финн. Его дело — написать и выбросить тарелку за окно. А читать ее тебе незачем. Все равно половину разобрать нельзя, что они там пишут на тарелках или еще на чем.
— Тогда какой же смысл тарелки портить?
— Вот еще! Ведь это же не его тарелки!
— Все равно, чьи нибудь, ведь верно?
— Ну так что ж? Узнику то какое дело, чьи они…
Он не договорил — мы услышали рожок, который звал к завтраку, и пошли домой.

Tags: Проза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments