akula_dolly (akula_dolly) wrote,
akula_dolly
akula_dolly

Categories:

О переводе классической английской прозы

Еще не родился переводчик английской поэзии, который не жаловался бы на краткость английских слов по сравнению с русскими, из-за чего в строку не  влезает все то, что надо бы в нее вместить. Тем не менее хорошие переводчики как-то эту трудность в целом обходят, потому что умеют возмещать неизбежные потери.
Когда же переводится проза, то переводчик, не связанный обязательным числом строк, ни в чем себе не отказывает, и сплошь и рядом переведенный текст у него получается как  минимум на треть, а у самых бесстыдных и в полтора раза длиннее, чем в оригинале. Считается, что это неизбежно.
Но это вздор. Русские слова длиннее, зато особенности русского синтаксиса позволяют иной раз выразить двумя словами то, на что в английской прозе идет целая фраза. В хорошем  переводе прозы  русский текст должен получаться если и не короче английского, то уж по крайней мере такой же длины,  никак не длиннее.
Все это не имеет значения при переводе триллеров пресловутого  Дика Шита - там чуть длиннее или чуть короче, цена одна. Но когда переводится классическая проза 18-19 веков, забота о синтаксисе выходит на первый план, и образцом переводчику должны служить великолепные образцы русской прозы того времени - с их восхитительной синтаксической гибкостью, выразительностью и лаконизмом.
А иногда создается впечатление, что переводчик просто сознательно растягивает текст.
Чтобы не быть голословной, приведу пример - какой-нибудь перевод из  известных и высоко оцененных - первый попавшийся, что рука с полки из "литпамятников" вытянет.
Покойный Алексей Матвеевич Шадрин  - бесспорный классик нашего дела. Его переводы "Писем лорда  Честерфилда" и метьюриновского "Мельмота  Скитальца" издавались "Наукой"  в "Литературных памятниках" и считаются образцовыми.
Возьмем "Письма". Их автор, Филип Дормер Стенхоп, лорд Честерфилд  (Philip Dormer Stanhope, 4th Earl of Chesterfield, 1694 - 1773) , английский государственный деятель и дипломат,  много лет писал эти письма своему жившему на континенте незаконнорожденному сыну Филипу Стенхопу. Там вообще-то получилась поучительная история, о которой  стоит как-нибудь поговорить отдельно. Но мы сейчас - только о переводе.
Вот кусочек из "Писем" - чтобы далеко не ходить, я просто беру начало, самый первый абзац. 1. Оригинал, 2. Перевод Шадрина - и 3. Пример того, как это по моему разумению можно бы было переводить. Образцов хватает - превосходную русскую прозу 18 века мы, к счастью, еще не забыли.

1. DEAR BOY:
Your distresses in your journey from Heidelberg to Schaffhausen, your lying upon straw, your black bread, and your broken 'berline,' are proper seasonings for the greater fatigues and distresses which you must expect in the course of your travels; and, if one had a mind to moralize, one might call them the samples of the accidents, rubs, and difficulties, which every man meets with in his journey through life. In this journey, the understanding is the 'voiture' that must carry you through; and in proportion as that is stronger or weaker, more or less in repair, your journey will be better or worse; though at best you will now and then find some bad roads, and some bad inns. Take care, therefore, to keep that necessary 'voiture' in perfect good repair; examine, improve, and strengthen it every day: it is in the power, and ought to be the care, of every man to do it; he that neglects it, deserves to feel, and certainly will feel, the fatal effects of that negligence.

2. Милый мой мальчик,
Твои невзгоды по дороге из Гейдельберга в Шафхаузен когда тебе пришлось спать на соломе, есть черный хлеб и когда сломался твой берлин - не что иное, как надлежащая подготовка к более значительным неприятностям и неудачам, которых следует ожидать во время путешествий; при наличии известной склонности к морализированию можно было бы назвать их примерами несчастных случайностей, препятствий и трудностей, которые каждый человек встречает на своем жизненном пути. В путешествии разум твой - это тот экипаж, который должен провезти тебя сквозь все, и в соответствии с тем, надежен он или нет, в хорошем он или плохом состоянии, путешествие твое окажется лучше или хуже, однако в пути твоем тебя всегда могут подстерегать какие-нибудь ухабистые проселочные дороги и захудалые гостиницы. Поэтому позаботься, чтобы экипаж, обойтись без которого нельзя, был в самом лучшем состоянии, осматривай его и, что ни день, приводи в порядок и укрепляй его рессоры: каждому это по силам и каждый должен об этом заботиться сам: человек который этим пренебрегает, заслуживает того, чтобы почувствовать на себе все роковые последствия своего небрежения, и не приходится сомневаться, что рано или поздно их почувствует.

3. Любезный сын,
Невзгоды, что претерпел ты на пути из Гейдельберга в Шафхаузен - сон на соломе, черный хлеб на обед и поломка берлины - суть лишь приуготовление к худшим неудобствам и невзгодам, коих следует ожидать в путешествии. Желая вывести назидание, можно было бы назвать их примерами злоключений, неизбежных на жизненном пути. В странствии этом разум твой  есть экипаж, доставляющий тебя к цели;  смотря по крепости его и исправности, будет путешествие твое покойным или досадительным, но и при лучшем его состоянии встретишь ты  дурные дороги и скверные гостиницы. Итак, держи свой экипаж в доброй готовности, каждый день его обозревай, улучшай и укрепляй; это посильно  и надлежит делать любому, небрегущий же заслуживает и, без сомнения, не замедлит ощутить все последствия своего небрежения.

Tags: О переводе, Переводчики, Переводы
Subscribe

  • Русско-польские отношения

    Наши пристрастия - вещь прихотливая. Вот польский язык мне всегда нравился и притягивал к себе, а очень на него похожий чешский почему-то интереса…

  • Еще о дяде Онегина

    Относящиеся к этому почтенному господину места романа породили несколько глупейших мифов. 1. Что "уважать себя заставил" значит "умер". Без…

  • (no subject)

    Поступают время от времени от наших западных партнеров упреки - дескать, многие слова нашего великого языка произносить им трудно. Льюиса Кэррола вон…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments

  • Русско-польские отношения

    Наши пристрастия - вещь прихотливая. Вот польский язык мне всегда нравился и притягивал к себе, а очень на него похожий чешский почему-то интереса…

  • Еще о дяде Онегина

    Относящиеся к этому почтенному господину места романа породили несколько глупейших мифов. 1. Что "уважать себя заставил" значит "умер". Без…

  • (no subject)

    Поступают время от времени от наших западных партнеров упреки - дескать, многие слова нашего великого языка произносить им трудно. Льюиса Кэррола вон…