akula_dolly (akula_dolly) wrote,
akula_dolly
akula_dolly

Categories:

Хлеб наш насущный даждь нам днесь

Вот книга, которая мне очень нравится:
Из истории русских слов: Словарь-пособие. М. 1993.
В этот словарь вошло всего несколько десятков слов. Несколько авторов, поделив между собой эти слова, рассказывают об их истории и этимологии. В аннотации говорится, что книга предназначена "для учителей, студентов и учащихся, а также тех, кого интересуют..." - на самом деле, потребности среднего учителя-словесника, а тем более школьника, книга явно превосходит, и рекомендовать ее, думаю, следует прежде всего студентам филологических факультетов.Но и мы можем почитать с интересом - и даже временами с захватывающим.
Из всех историй, составляющих эту книгу, мне больше всего понравился рассказ о слове "насущный", написанный А. А. Пичхадзе. Это поистине удивительное слово, и рассказ о нем захватывает больше любого детектива.

Современный словарь определяет его так:
НАСУЩНЫЙ прил.
Имеющий важное жизненное значение, безусловно необходимый.

Оно достаточно употребительно в современном русском языке, присутствуя и в разговорной речи, и в литературной. Особого оттенка книжности в нем нет, и не все понимают, что это славянизм.
Далее я кратко пересказываю содержание очерка А. А. Пичхадзе.

Это церковнославянское слово было искусственно создано: только и исключительно для перевода молитвы Господней ("Отче наш") - и в течение нескольких веков иначе как при чтении этой молитвы не употреблялось. Текст этой молитвы приводится в двух Евангелиях: от Матфея (6: 9-13) и от Луки (11: 2-4). Эпитетом к слову "хлеб" в обоих случаях стоит греческое прилагательное ’επιούσιος, значение которого не вполне ясно. Кроме этих двух мест Евангелия оно встречается только в одном из фаюмских папирусов, где перечисляются, среди прочих товаров хлеб, горох и солома, а данное прилагательное служит к ним эпитетом.
О значении этого прилагательного можно спорить. Разбирая его морфологический состав тремя разными способами, автор показывает, что его можно понимать как "относящийся к текущему дню", "относящийся к завтрашнему дню" или - "необходимый для существования". Соответственно и отцы Церкви понимали это слово по-разному - либо в сугубо бытовом смысле, просто как "ежедневный", либо как "необходимый для нашей сущности", причем "сущность" понималась в духовном смысле. Толкование св. Василия Великого соединяло оба подхода.
Понятно, что перевод этого места представлял трудности. Как именно перевели его первоучители славянства свв. Кирилл и Мефодий, мы не знаем, поскольку в разных списках Евангелий мы видим разные варианты перевода - хлѣбъ нашь надьневьны, хлѣбъ нашь наставъшаго дне - но в некоторых и хлѣбъ нашь насущтны - и есть основания считать, что именно этот вариант связан с Кириллом и Мефодием, а первые идут от западных миссионеров. Постепенно именно это последнее чтение утвердилось.
Впоследствии слово "насущный" заняло прочные позиции в русском языке, доказав, что выбрано было очень удачно. Оно именно, как в толковании Василия Великого, соединяет в себе оба смысла - повседневно-обыденный и сущностно-духовный.


Добавим кое-что к рассказу А. А. Пичхадзе.
Хотя в Евангелиях от Матфея и от Луки при слове "хлеб" стоит одно и то же прилагательное ’επιούσιος, в Вульгате мы видим два разных варианта перевода. Лк 11:3 читается там "panem nostrum cotidianum da nobis cotidie" - "хлеб наш ежедневный дай нам каждый день ", а Мф 6: 11 - "panem nostrum supersubstantialem da nobis hodie" - что можно попытаться перевести "хлеб наш над-сущностный дай нам сегодня". Ни английская Библия короля Иакова, где в обоих случаях стоит "our daily bread", ни немецкая Библия Мартина Лютера, где тоже в обоих случаях сказано "unser täglich Brot" этому разнобою не последовали.
Мне кажется, хотя тут следовало бы попросить подтверждения у специалистов, что это supersubstantialem принадлежит не св. Иерониму, а внесено в текст позднейшими богословами, являя плод их нового толкования греческого прилагательного и соответственно переосмысления священного текста. Очень кстати вспоминается один диалог из Лескова ("Колыванский муж"):

- Вы понимаете по-гречески слово: ’επιούσιος?
- Не понимаю.
- Это значит: "надсущный", а не насущный, - хлеб не вещественный, а духовный... Все ясно!
Я перебил.
- Позвольте, - говорю, - вы мне это что-то еретическое внушаете. Мне это нельзя.
- Почему?
- Я человек истинно русский и православный - мне нужен "хлеб насущный",а не надсущный!
- Ах, да! А я теперь в восторге читаю эту молитву и вас все-таки с пастором познакомлю.

Tags: Филология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments