September 10th, 2009

borzoi sobaka

Шекспирофобы, шекспирофаги и "Новый мир".

Фоменки, Гилиловы, Дэны Брауны... Последний, впрочем, ни при чем: он пишет беллетристику. Прочих многочисленных авторов, ставящих на своих  гениалках тэг "альтернативная история", мне тоже не в чем упрекнуть: развлекают читателя в меру отпущенного таланта - дозволенный законом  честный заработок.
Иное дело Фоменки и Гилиловы - эти посягают на промывание мозгов, которые, увы, у большинства читающей публики - и здесь наша мало отличается от западной - недостаточно защищены  знаниями и логикой.
Читать их книги надо до первой глупости, после чего бросать в мусорный ящик.  Но я пошла навстречу родной интеллигенции и полистала Гилилова даже до трех.Collapse )
borzoi sobaka

Шекспирофаги и "Новый мир" - продолжение

В восьмом номере любимого интеллигенцией журнала опубликован перевод    стихотворения Шекспира "Феникс и Голубь", каковому переводу предпослано предисловие переводчика - Виктора Куллэ. Журнал сообщает о нем: "Поэт, литературный критик, эссеист, комментатор Собрания сочинений Иосифа Бродского. Более двух десятилетий Виктор Куллэ занимается художественным переводом с английского, болгарского и литовского языков.... Лауреат болгарской литературной премии “Христо Ботев” (1989), премии журнала “Новый мир” (2006) и итальянской международной премии “Lerici Pea — Москва” (2009).".
Человек то есть почтенный и, надо полагать, одаренный и образованный. Почитаем.
Collapse )
Поглядим теперь, что сообщает нам в своем предисловии переводчик.
Он, оказывается, убежденный - как сказать? - гилиловист? гилилеанец?  Альтернативщик, в общем. И рассказывает удивительные вещи. Во-первых, сообщает, что книга Гилилова (носящая запоминающееся, хотя и не очень грамотное название “Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна Великого Феникса”) "быстро стала интеллектуальным бестселлером: она выдержала ряд переизданий, вызвала бесконечное количество дискуссий в периодике и в академических кругах. Её даже выдвинули на Нобелевскую премию"(!).
 В академических кругах, извините, она вызвала только пожатие плеч, в периодике - да, писали журналюги родимые, о чем-то надо им писать - а вот касательно выдвижения на нобелевку - как говорится, с этого места, пожалуйста, поподробнее.  Понятно, что выдвигать эту книгу могли только по номинации "литература,". Согласно уставу Нобелевского фонда, выдвигать кандидатов по этой номинации могут следующие лица:
   1. члены Шведской академии, других академий, институтов и обществ с аналогичными задачами и целями
   2. профессора истории литературы и языкознания университетов
   3. лауреаты Нобелевских премий в области литературы
   4. председатели авторских союзов, представляющих литературное творчество в соответствующих странах.
То есть, если какой-то родственник или поклонник  покойного Ильи Менделевича и воскликнул при случае: "его гениальное открытие заслуживает нобелевской премии!" - это еще не "выдвижение". А вот кто из перечисленных выше его выдвигал  и когда - это господин Куллэ нам сообщить почему-то забывает. А интересно бы было поглядеть.
(Ну, далее, конечно, надо бы доказать, как по гилиловской теории  полагается, что стихотворение посвящено смерти Рэтленда и его супруги. Беда только в том, что они скончались в 1612 году, а книга, напомним, вышла в 1601. Не беда:  из любого положения есть выход: отрицать очевидное. Позже книжка вышла, а год на ней обозначен для отвода глаз. - . А с чего вы взяли, что позже? - Ну как вы не понимаете, потому что она посвящена памяти лорда и леди Рэтленд!- А-а-а! Ну сдаюсь, убедили. Впрочем, эту неувязку г-н Куллэ обходит фигурой умолчания)
А вот дальнейшее стоит процитировать.
<<Помимо глобальных выводов, книга Гилилова — замечательная по глубине и достоверности погружения в эпоху — несла в себе ряд и “локальных” открытий. Одно из них касается содержимого едва ли не самой загадочной из поэм Шекспира “The Phoenix and Turtle”, традиционно переводившейся как “Феникс и Голубка”. Гилилов обратил внимание на то, что во всех отечественных исследованиях и переводах (включая канонический перевод Вильгельма Левика) пол героев необъяснимым образом перепутан. В оригинальном тексте “Голубь” мужского пола, а “Феникс” — женского.>>
Во-первых, непонятно, почему тут вообще надо говорить об открытии, когда и пол наших птиц у Шекспира, и пол их у русских переводчиков очевидны с первого взгляда любому, кто в эти тексты заглянет. Во-вторых, стихотворение на русский переводилось много раз, и непонятно, почему именно перевод В. В. Левика назван "каноническим" - и что это слово вообще значит в применении к переводу?
В третьих, совершенно понятно, почему Левик переменил пол персонажей, сделав их "Фениксом и голубкой". Если считать (как считают многие шекспироведы), что перед нами просто аллегория побеждающей смерть любви, то кто какого пола не так важно, а по-русски, конечно, ставить Феникса в женский род не слишком удобно, а вот для голубя существует прекрасная возможность стать голубкой.
Но согласимся, что лучше все же сохранить пол персонажей - и тут скажем: утверждение г-на Куллэ, что перемена пола имеет место во ВСЕХ русских переводах есть ... как деликатные люди  говорят? - неправда. Существует, например,  и хорошо всем любителям Шекспира известен превосходный  перевод Дмитрия Владимировича Щедровицкого, где с гендерами все в порядке. Можете прочесть его, например, здесь
Но г-н Куллэ не обязан знать своих предшественников, он спешит сказать: <<“перемена пола” героев поэмы в любом случае требовала её нового перевода, который и представляется ныне на суд читателя>>
Ладно, посмотрим на этот новый перевод. Сразу скажу: он ужасен.
(продолжение следует).