October 18th, 2006

borzoi sobaka

(no subject)

Жолковский в последнем (НМ №10) выпуске своих Виньеток поминает максиму Ларошфуко: «Почему мы запоминаем во всех подробностях то, что с нами случилось, но не способны запомнить, сколько раз мы рассказывали об этом одному и тому же лицу? (Pourquoi faut-il que nous ayons assez mémoire de pour retenir jusqu’aux moindres particularités de ce qui nous est arrivé, et que nous n’en ayons pas assez pour nous souvenir combien de fois nous les avons contées а une même personne?)». Я не вполне поняла, какими там научными изысканиями занимался по поводу этой максимы Жолковский с приятелями, лень вникать, и в любом случае это ерунда и шарлатанство. Но ответ на вопрос француза очевиден. На самом деле мы отлично помним, что уже рассказывали свою историю этому человеку. Нам просто кажется, что он не оценил ее по достоинству и, скорее всего, уже забыл – и мы надеемся, что уж на этот-то раз он выслушает ее внимательнее и восхитится как должно.
borzoi sobaka

(no subject)

:10:23 В США СОБАКА СПАСЛА ХОЗЯЙКУ ВО ВРЕМЯ ПОЖАРА, НО ПОГИБЛА, ПЫТАЯСЬ СПАСТИ КОШКУ
Пожар произошел в доме женщины-инвалида, потерявшей ногу в ДТП три года назад, по вине кошки, но специально обученная собака, 13-летняя немецкая охотничья по кличке Джесси, пришла на помощь. Она спасла хозяйку, но сама погибла, пытаясь спасти кошку из горящего дома.
http://www.newsru.com/world/17oct2006/usa.html
borzoi sobaka

Еще о Жолковском

Маразм маразмом, а все же лингвист есть лингвист:
"Советская эпоха была оргией переименований. Петроград становился Ленинградом, Царицын — Сталинградом, Тверь — Калинином, Пермь — Молотовом".
Правильно топонимы склоняет.  Пустячок, а приятно.
borzoi sobaka

Филологический багаж переводчика

М. Безродный в качестве перевода двустишия Буало
Si je pense exprimer un auteur sans defaut,
La raison dit Virgile, et la rime Quinault.
предложил следующий плод раздумий:
Как лебедь, строен Лоэнгрин,
А в рифму просится пингвин.
http://www.stosvet.net/2/Bezrodny/index.html
Между тем это двустишие намного раньше и лучше переведено в известном стихотворении кн. П. А. Вяземского:
Хочу ль сказать к кому был Феб из русских ласков –
Державин рвется в стих!  а втащится Херасков.