akula_dolly (akula_dolly) wrote,
akula_dolly
akula_dolly

Category:

О былом кипении страстей

У людей моего поколения немало драматических, поистине шекспировских переживаний было связано с поиском, добыванием и покупкой книг - вечного советского дефицита. Молодежи этого не понять.
В 4-м номере Воплей напечатаны интересные воспоминания некоего Э. П. Казанджана - преподавателя математики и "дилетанта широкого профиля". Как выясняется из текста, дилетант был еще и немелким книжным спекулянтом - начитанным, интеллигентным и со своим кодексом чести. У каждого, дорожащего своей библиотекой, в 60-70-80-е годы были такие знакомые - и у меня тоже, и я когда-нибудь об этом расскажу - а данный мемуарист вращался в высших московских писательских кругах.
Меня могут спросить: почему вы называете его спекулянтом? - из текста не следует, что он наживался на продажах. Мой ответ: устаревшее слово "спекулянт" я употребляю за неумением подобрать более точное - в данном контексте оно обозначает любителя книг, который не только покупал их, но не гнушался и продавать - не в букинистический относить ненужное, а продавать знакомым по "рыночным" ценам. Тут пролегала черта, которую одни могли перейти, а другие нет. Не осуждаю, "спекулянты"  были люди полезные.
А Казанджан знал немало интересных людей, о чем и рассказывает - очень занятно и вполне стоит почитать. Ох, сколько страстей кипело тогда из-за книг! - были времена, прошли былинные...
С Надеждой Давыдовной Вольпин, известной переводчицей, я познакомился тоже на книжной почве, предыстория — грустная и гнусная. Ей захотелось достать И. Анненского в Большой серии “Библиотеки поэта” — там его стихотворные драмы. Об этом случайно узнал живший в том же доме N, кандидат медицинских наук, сын известного композитора. Книгу он добыл, принес, но продавать не захотел — только в обмен. Ну, и все пошло согласно известным стандартам — приносят тюльку, взамен берут осетра. Самые страшные бандиты — так называемые порядочные люди, для них обмен и обман — почти синонимы. Том Анненского стоил тогда в идеальном виде 50 рублей, слегка почитанный — 40. После длительной торговли с 80-летней женщиной “порядочный человек” унес альбом Дали ценой 350 рублей и однотомники Цветаевой и Пастернака в Малой серии “Библиотеки поэта” — еще 50 рублей. Не много ли? Десятикратный перебор! Но нет, это не все — в придачу он взял ни много ни мало небольшую картинку раннего Д. Бурлюка (по цене — еще столько же). Как ни просила Н.Д. оставить ей хоть один из двух томиков стихов — N был неумолим. (“Да что вы, да надо мной все будут смеяться, если узнают, что я так дешево уступил”, — вот его аргументация.) Н.Д. мне впоследствии рассказывала: “Я почувствовала, что он меня надувает, но не думала, что до такой степени”. Узнав об этом разбое, познакомившая их переводчица, чувствуя себя виноватой (без вины), сняла с полки шесть книг (двухтомный “Декамерон” и т.п.) и подарила Н.Д. Случайно встретив этого бандита во дворе, я сказал ему, как выглядит содеянное им со стороны, и предложил что-то вернуть, как-то компенсировать, сказать, что случайно ошибся, и т.п. Увы, понимания не нашел, даже наоборот — “чего компенсировать, ведь ей подарили шесть отличных книг...” (Классическая логика “порядочного” человека: то, что кто-то ей что-то подарил, дает мне право воровать и грабить. И эти люди дают клятву Гиппократа!)
Tags: Книги, Цветной туман
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments