akula_dolly (akula_dolly) wrote,
akula_dolly
akula_dolly

Categories:

Несмотря ни на что

Хороших стихов на свете много, необходимых - меньше, таких, что  с первого прочтения и навсегда остаются с нами - еще меньше.
Издательство "Водолей" издает  книгу стихов и переводов Антонины Калининой, callinica.  Это будет необходимая книга.

Трагедия

Вновь свежий воск на деревянной плашке,
Прошла гроза, наполнен водосток
Раскрыты двери в темный сад, и тяжко
Ступает приближающийся бог.

Пусть стихнет гул – в преддверии помоста
Шумят листы, как тысячи ладош.
Что с высоты божественного роста
Аплодисментов долгожданный дождь?

О призрак, Диониса кровью сытый,
Ты о былом величье говори:
Пусть осветит рассказ полузабытый
Пурпурный блеск трагической зари.

Летят со сцены гулкие рыданья,
Им внемлет хор, к которому ты глух,
Не повторится больше возлиянье,
Твой более не потревожат слух.

Не воскресят ни молоком, ни медом,
Ни кровью жертв – ты вновь сойдешь в Аид.
И призрак меркнущий перед уходом
Все рассказать и выплакать спешит.

Вкус новых строф давно знаком и горек.
Кто бога был явленьем оглушен,
Вновь слышать стал. Луной мерцает дворик.
В твоих глазах светильник отражен.
2003


А вот стихотворение из раздела "Подражания": 

Зеленые глаза
(воровской романс)

Мне было пять годочков,
как я осиротел,
Пришел к нам барин с дочкой,
Сиротку пожалел.
Я как у ней, братишки,
Не знал зеленых глаз —
С них слезы о мальчишке
Катились, как алмаз.
Дал старый князь мне рублик,
А дочка — поцелуй,
Меня в приют отправили,
Сказали — не балуй.
Вот время миновало,
мальчишка подрастал,
ему пятнадцать стало,
он по Невскому гулял.
Там в золотой карете,
Прекрасна и нежна,
известна в высшем свете,
катается княжна.
И хоть с тех пор, братишки,
минуло много лет —
княжна меня узнала,
княжна мне шлет привет —
платочком утирает
слезу с зеленых глаз
и мне его бросает
— всегда, мол, помню вас.
А я — простой парнишка,
Не княжеских кровей,
Так как же мне, бедняжке,
Не вспоминать о ней?
Дал Ленин землю бедным
И написал декрет
И вот уже с той встречи
Промчалось двадцать лет
И вот я по этапу
Поехал на восток.
А при себе держал я 
Заветный тот платок.
Но раз на полустанке
Остановили нас.
Напротив — арестантки,
Их поезд встал на час.
И вижу я напротив —
Зеленые глаза:
«Пусти меня, начальник!» —
«Нет», — говорит, — «нельзя».
Я ей машу платочком:
Мол, вечно помню вас —
И тут она, как голубь,
с приступки сорвалась —
Но выстрелил конвойный,
И падает княжна —
В грудь пулею евойной
Она поражена.
Тут света я не взвидел
И к ней на грудь упал,
И тот платок я кровью
навеки пропитал.
Закрылися навеки
Зеленые глаза,
И даже у конвойных
Пробилася слеза.

И еще:

Гимн коту

Все у него прекрасно и соразмерно:
Лапы, усы, уши, хвост и подушечки лап.
И все украшено у него драгоценным узором,
Как дикий леопард, строг он лицом.

Хор:
И тьфу-тьфу-тьфу на него, тьфу-тьфу-тьфу на него!

И предводителю хора скажи:
Ноги его как телеграфные столбы,
Уснащены когтями, как кошки монтера,
И подобны лучшей проволоке усы его.

Хор:
Тьфу-тьфу-тьфу на него, не сглазить, тьфу-тьфу-тьфу на него!
 
И брюхо его бело, как виссон,
Как янтари, очи его,
И спина у него испещрена узорами более,
Чем у вора в законе Василия Петровича,
Коему делали наколки лучшие мастера,
и не оставили белою ни пяди кожи его.
Да не полиняют полоски его,
Да не смолкнет глас его, подобный пению холодильника.

Хор:
И тьфу-тьфу-тьфу на него, тьфу-тьфу-тьфу на него!

И сказал Василий Петрович:
Я ли не господин ваш? Принесите мне водки, освежите меня закускою!
Кто, кто из вас посмеет сказать, что есть узоры прекраснее?
Посмотрите на русалок на спине моей!
Посмотрите на маковки церквей, как сияют они,
По годам сроков моих числом —
Видели ли вы что-либо прекраснее!
Но молча потупили мы очи,
Ибо знали, что есть узоры ярче сих.
И ушел Василий Петрович, посрамлен,
И пил один горькую,
И окончились дни жизни его.
А кот сидел на верху холодильника,
Величествен и победителен взором,
Строг ликом, громок голосом своим,
Посрамивший Василия Петровича!

Хор:
да, тьфу-тьфу-тьфу на него, тьфу-тьфу-тьфу на него!

И когда в гневе он, фыркает, как паровой утюг,
Когда благосклонен, мурлыкает он!
Поднесем же ему сметаны от сметан наших,
Почтительно расчешем власы хвоста его —

И тьфу-тьфу-тьфу на него, тьфу-тьфу-тьфу на него!

Tags: Поэты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments