akula_dolly (akula_dolly) wrote,
akula_dolly
akula_dolly

Category:

Роняет лес багряный свой убор....

Наступает 19 октября.  День лицея. Родился бедный  мальчик - благоверный царевич Дмитрий Углицкий (1582 - 1591).
Скончался Джонатан Свифт (Jonathan Swift,  1667 - 1745)

Ирландец, родился в Дублине через семь месяцев после смерти отца. Был воспитан дядей. Окончил Дублинский университет, после "Славной революции" 1688 года перебрался в Англию (потом  вернется на родину). Стал секретарем известного дипломата сэра Уильяма Темпла, встретил в его доме восьмилетнюю девочку, безотцовщину, дочь служанки, которую полюбил на всю оставшуюся жизнь. Ее звали Эстер Джонсон, он прозвал ее Стеллой, писал ей письма, посвящал стихи.
Стал священником (англиканским), не женился. Есть, впрочем, версия, что тайно был женат на Стелле. Вообще их отношения не вполне понятны. Человек был больной, желчный, не любящий людей. Он страдал болезнью Меньера - внезапные приступы головокружения, тошноты и мучительного шума в ушах.
Он пережил Стеллу на 17 лет и согласно своему завещанию был похоронен рядом с ней.
Он много писал - в основном политические памфлеты. И "Приключения Гулливера" - тоже ведь задумывались как политическая сатира - не первый и не последний случай, когда автор хотел одного, а получилось совсем другое.  Мы ценим эту книгу не за сатирическое изображение вигов и ториев, намеки на действия лорда Болингброка и лорда Оксфорда, а за то, что в ней сбывается извечная детская мечта: найти маленьких человечков и играть с ними. И то, что было политической сатирой, вошло в первую сотню шедевров мировой литературы и стало детской книгой, которую будут читать еще многие поколения детишек.
Он писал и стихи. Привожу одно из его стихотворений - шуточная элегия  на смерть Тигры, собачки Ребекки Дингли, подруги Стеллы.  Перевод мой.

Элегия на смерть Тигры,

Что была радостью и утешением своей хозяйки.
Она простилась с жизнью
В последний день марта лета 1727,
К великой радости Брайена,
Своего соперника.


Ужель в живых тебя, о Тигра, нет?
О скорбный день! Зачем, презрев сей свет,
Борзые и болонки в черный час
На посвист Смерти прочь бегут от нас!
Хозяйкин плач тебя не будит – ах! -
Лежишь – и жизни нет в твоих чертах,
Не чует носик, глазик не моргнёт,
Ушко не дрогнет, хвостик не вильнёт!
Где звонкий лай, где удальство и прыть?
О горе! В землю надобно зарыть
Ту, что была всех бойче и живей,
Чтоб стали снедью  алчущих червей
И язычок, что нам носы лизал,
И ротик, что так славно пировал.
И се! -  плывет в Хароновой ладье!
На рыб, что плещут в Стиксовой струе,
Чуть тявкнет – слыша это, Цербер свой
Ответный лай обрушит громовой,
И будут перелаиваться так,
Пока не явит адский пес свой зрак,
Три грозных головы, и пасти три –
Все оборвется у нее внутри
От страха, хоть чего бояться ей,
Бесплотной тени, там, в стране теней!
О страж ужасный! Тигру пропусти!
С Гилаксом пусть любовь ей обрести
В Элизии судьба позволит днесь:
Она любила кобелей и  здесь.

Эпитафия

Покоится под сей плитой
Прах животины непростой:
То лаяла, то пела пташкой,
Заесть паштет могла к-.

Гилакс (или Гилак, как он назван в переводе С.В. Шервинского) – пес, упоминаемый в Восьмой эклоге Вергилия (Hylax in limine latrat; отсюда и упоминание мантуанских пастухов в оригинале – у меня они, к сожалению не влезли)


Elegy Upon Tiger

Her dear lady's joy and comfort,
Who departed this life
The last day of March, 1727:
To the great joy of Bryan
That his antagonist is gone.


And is poor Tiger laid at last so low?
O day of sorrow! -Day of dismal woe!
Bloodhounds, or spaniels, lap-dogs, 'tis all one,
When Death once whistles -snap! -away they're gone.
See how she lies, and hangs her lifeless ears,
Bathed in her mournful lady's tears!
Dumb is her throat, and wagless is her tail,
Doomed to the grave, to Death's eternal jail!
In a few days this lovely creature must
First turn to clay, and then be changed to dust.
That mouth which used its lady's mouth to lick
Must yield its jaw-bones to the worms to pick.
That mouth which used the partridge-wing to eat
Must give its palate to the worms to eat.
Methinks I see her now in Charon's boat
Bark at the Stygian fish which round it float;
While Cerberus, alarmed to hear the sound,
Makes Hell's wide concave bellow all around.
She sees him not, but hears him through the dark,
And valiantly returns him bark for bark.
But now she trembles -though a ghost, she dreads
To see a dog with three large yawning heads.
Spare her, you hell-hounds, case your frightful paws,
And let poor Tiger 'scape your furious jaws.
Let her go safe to the Elysian plains,
Where Hylax barks among the Mantuan swains;
There let her frisk about her new-found love:
She loved a dog when she was here above.

The Epitaph

Here lies beneath this marble
An animal could bark, or warble:
Sometimes a bitch, sometimes a bird,
Could eat a tart, or eat a t -.



Tags: Переводы, Поэты, Проза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments