akula_dolly (akula_dolly) wrote,
akula_dolly
akula_dolly

Categories:

Topaz forever - продолжение

Поскольку язык великого Макгонаголла крепок, изящен и выразителен, было высказано мнение, что всю мировую поэзию следовало бы перевести на него, этот язык. Всю не всю, но на "Веке перевода"  в свое  время прошел конкурс по переводу на макгонаголльский одного небезызвестного произведения русской поэзии. В конкурсе участвовало несколько человек, предоставивших переводы один лучше другого. Ниже  выкладываю свой.

Баллада о вещем конунге Олеге, как ее рассказал славянский бард Алистер МакКэнон  и пересказал truly yours W. T. MacG.

Олег, вещий конунг, задумал хазарам обрушить на головы кары,
Ибо неразумие проявили упомянутые хазары:
Своим буйным набегом они причинили немало бедствий,
За что, понятно, их селам и нивам следовало ждать ужасных последствий.
И вот конунг сел на своего верного коня
И поехал с дружиной по полю, цареградской броней звеня.

И тут откуда-то посреди поля взялся темный лес.
(А надо вам знать, что тогда богами считались Перун и Велес).
Из лесу вышел кудесник, жрец этого самого Перуна,
Исполненный вдохновенья и возрастом далеко не юный.
Он имел привычку предсказывать всем будущее, не опуская ни одной подробности,
И конунг решил испытать его пророческие способности.

«Скажи мне, – говорит, – любимец богов, без лишней деликатности,
Не ждут ли меня в жизни какие-нибудь неприятности,
Вроде, например, неожиданной кончины,
Или иной какой порадоваться соседям причины.
И не бойся меня, я страшен только врагам Руси,
А в награду за ответ любого коня проси».

«Я, – говорит кудесник, – сроду князей не боялся,
А также лишней деликатностью не отличался.
И не нужна мне княжеская награда,
А тем более никакого коня мне даром не надо.
Но на твоем светлом челе или, попросту говоря, на лбу
Я отчетливо вижу твою судьбу.

Слушай же слово мое и запоминай хорошенько:
Вояка ты сильный, и врагам от тебя доставалось частенько.
Славят тебя готские девы от бывшей Тьмутаракани до будущей Ялты,
Половцев и хазар здорово поприжал ты,
И даже один недостоверный источник гласит,
Что к вратам Цареграда зачем-то приколочен твой щит.

При этом тебя всегда отличало исключительное везение:
Ни пращ, ни лукавый кинжал не причиняли тебе серьезного ранения,
Не говоря уже о шестопере, палице, сулице, или стреле –
И на палубе ты держался в бурю, словно на твердой земле.
И я, в качестве Перунова служителя,
Могу это объяснить только наличием незримого хранителя.

Конь у тебя резвый и вышколенный прекрасно,
Смирно стоит под стрелами, где очень опасно,
Или, если надо, мчится галопом в самый центр побоища.
Не конь, одним словом, а настоящее сокровище.
И голод, и холод, и сеча – ему ничего…
Но примешь ты смерть, тем не менее, от коня своего».

Конунг усмехнулся, но и призадумался: а вдруг кудесник не лжет? –
И решил, что береженого и Перун бережет.
Он спешился, а потом долго рукою прощальной
Гладил коня по шее, вздыхая печально,
И, от слез удерживаясь едва,
Возговорил таковые трогательные слова:

«Прощай же и прости, верный мой товарищ и конь!
Немало мы с тобой повидали боев и погонь,
Но куда деваться, раз уж такое дело!
Расстаться нам с тобой судьба повелела,
Не ступлю я больше, это дело решенное,
В твое стремя – между прочим, не простое, а позлащенное.

Уведите же, отроки-други, коня моего дорогого! –
(Насчет отроков – да не подумает никто ничего дурного). –
Кормите его лучшим зерном отборным,
Спину его покройте ковром узорным,
Ключевой поите водой, а не из лужи». –
И коня увели, а конунгу срочно подобрали другого, ничуть не хуже.

Пронеслось сколько-то лет, словно день единый,
И вот выпивает конунг Олег с верной дружиной,
А в результате времени неумолимого бега
Стали у всех у них кудри белее снега.
Вспоминают они за чаркой минувшие годы,
Сражения, схватки, битвы, бои, походы.

И вдруг конунг хлопнул себя по лбу и спохватился:
«Позвольте, а где же мой конь, которого я из-за предсказания лишился?
Все так же ли он игрив и весел, дружок мой гнедой?»
А ему говорят: «Что ты, князь! Ты и сам-то старец седой.
Давно уж твой конь околел… то есть, это… как его… почил».
Каковой ответ ужасно вещего конунга огорчил.

«Эх, – говорит, – и зачем я поверил тому шарлатану!
Скорей бы конец языческому дурману!
Ужо вот, придет святой Владимир, и кончится это безобразие,
Мы ж все-таки Европа, а не суеверная Азия.
Ведите меня к костям коня моего без промедления,
Желаю над ними пролить слезы раскаяния и умиления!».

И на берег Днепра, за стены стольного Киева-града
Отправилась со двора целая кавалькада:
Рядом с конунгом юный Ингвар Рюрикович, и следом все гости.
Наконец удалось отыскать им конские кости,
И хоть от шкуры за много лет не осталось следа,
Олег дорогие останки опознал без труда.

И ногу на череп коня поставив картинно,
Промолвил он выразительно и чинно:
«Прости, друг, не сетуй, – такая вот незадача,
Я-то думал, что все случится иначе:
Тебя должны были зарезать на моей могиле,
А вместо этого среди ковыля положили.

Значит, смертью мне эта кость угрожала!»
Тут из черепа выползла змея и в ногу Олега вонзила жало.
Конунг вскрикнул и стал с лица весь синий.
(Это была степная гадюка, vipera ursinii).
Так вот и сбылось кудесника предсказание,
Как мы с вами и предчувствовали заранее.

И вот опять сидит дружина и выпивает,
Вещего Олега в могилу провожает.
Тут же новый конунг Ингвар, и Ольга, его лада,
И прочие знатные люди Киева-града.
Вспоминают бойцы за чаркой минувшие годы,
Сражения, схватки, битвы, бои, походы.


Tags: Переводы, Поэты
Subscribe

  • 16 (27) июля 1784 — 22 апреля (4 мая) 1839

    Помянем Дениса Васильевича в день его кончины. Замечательный был человек - воин, гусар, герой, патриот, весельчак, генерал, отец девяти детей - и ко…

  • 14 ноября (25 н. ст.) 1717

    Помянем Александра Петровича, 300 лет, как-никак, со дня рождения нынче стукнуло. Поэт был не последний, а человек уж какой был, такой и был - других…

  • (no subject)

    Валентина Алексеевна Синкевич о покойном Е. А. Евтушенко. Евтушенко был, конечно, и поэт и человек, что называется, на любителя - многим казался…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • 16 (27) июля 1784 — 22 апреля (4 мая) 1839

    Помянем Дениса Васильевича в день его кончины. Замечательный был человек - воин, гусар, герой, патриот, весельчак, генерал, отец девяти детей - и ко…

  • 14 ноября (25 н. ст.) 1717

    Помянем Александра Петровича, 300 лет, как-никак, со дня рождения нынче стукнуло. Поэт был не последний, а человек уж какой был, такой и был - других…

  • (no subject)

    Валентина Алексеевна Синкевич о покойном Е. А. Евтушенко. Евтушенко был, конечно, и поэт и человек, что называется, на любителя - многим казался…